Факил Мурзакаев "Ошибся" повесть

ФАКИЛ МУРЗАКАЕВ

C кем не бывает, ошибся…

повесть

перевод Айдара Хусаинова и Зухры Буракаевой

В здоровом теле - здоровый дух.

Пословица

1.

Работа давно уже кончилось, а девчонки все еще не могли наговориться.

-- Пойдем на дискотеку, а? - Нурзиля вытащила из кармана крохотное зеркальце и стала красить и без того алые губки.

Дильбар не спеша закрыла дверь теплицы, положила ключ в карман и только после этого холодно откликнулась:

- Не вижу ничего интересного в ваших дискотеках.

- Ой, а эту и не надейся куда-нибудь вытащить, найдет сорок причин! - Нурзиля взглянула на подругу и встретила ее насмешливый взгляд. - Ты состарилась еще не родившись!

Дильбар нисколько не обиделась на подругу. У той есть такая привычка, ляпнет не подумавши, только бы последнее слово осталось за ней. Ротик болтает, а ухо не слышит. Чтоб не затягивать этот на самом деле неприятный для нее разговор, она отрезала:

- Не пойду, и точка!

А Нурзиля все свое, словно и не слышала слов подруги:

- Ну пойдем, Дильбарочка, пойдем, и так мы никуда не ходим. Дом да школа, школа да дом… Будем танцевать, пока пятки не распухнут. Раскрутим Раяна на шоколад или мороженое.

- Да не больно-то мне и хочется его видеть. Хватит с того, что в школе достал. Как перемена, он уже тут как тут.

- Ты что, его не любишь?! Ну дела!..- Глаза у Нурзили округлились.

- Да он такой нахал! Как-то шли из школы вместе, пока говорили у ворот, хотел поцеловать меня в губы.

- А ты что? Целовалась?

- Нет, - Дильбар покачала головой.

- Если бы я была на твоем месте!.. Если бы я! - Нурзиля закружилась на месте, как веретено. - Я бы целовалась, пока губы не опухнут. Вот!

- Так целуйся, кто тебе запрещает.

Нурзиля, которая только что болтала без умолку, вдруг притихла и погрустнела.

- С кем? Никто на меня не смотрит…

Дильбар и не знала, как утешить подругу. Скажи ей слово не по душе, как сразу брызнут слезы. И так уже губы дрожат, видно, что готова заплакать.

- Вот, дурочка, тоже мне горе! Ты еще будешь дружить, знаешь, с какими!

Дильбар обняла подругу, похлопала ласково по спине. Та подергала немного носом, встряхнула головой и за долю секунды пустила свои волосы как волну по плечам.

- Ну почему на меня парни не смотрят? - Нурзиля выпрямилась. - Рост есть! И ноги у меня не кривые…

- А губы, словно спелые вишенки, красные-красные… Брови как ласточкины хвост, извиваются дугой… Глаза, словно голубое море, взять да утонуть в них… - подхватила дурашливо Дильбар. - Одним словом, положить тебя на ложку да проглотить.

- Правда, да, правда? - Нурзиля, ее лицо светилось, как луна, обняла Дильбар, которая еле сдерживала смех.

- Правда, правда же! Ну, когда я говорила тебе ерунду. - Дильбар лукаво улыбнулась. - Если хочешь, я тебя познакомлю с одним парнем.

- А кто он? Откуда? - Нурзиля посмотрела на подругу, словно видела ее в первый раз.

- Мой двоюродный брат, сын тети. Живут на Севере.

- Когда приедет? В каком он классе? Как зовут? - Нурзиля выстрелила эти вопросы на одном дыхании.

- Должны приехать летом. Зовут Динис. Как и мы, в этом году заканчивает Х класс.

- Красивый?

- Встретитесь, сама увидишь.

- А фото есть?

-Есть. Сфотографировался с родителями. Прислали в прошлом году.

-Наверное, за год не сильно изменился. Пойдем на дискотеку, прихвати фотку, там и покажешь.

- Не обижайся, Нурзиля, я не пойду. Вместо того, чтоб веселиться, я там смертельно устаю. Эта дурацкая музыка… У парней у каждого в руке - по пиву… Все курят без конца… А как себя ведут? Словно звери, только выпущенные из клетки, скачут туда-сюда… Нет, лучше наша школьная дискотека.

- Тоже говоришь -= раз в полгода по дискотеке, зла на них не хватает. Разве можно повеселиться как следует под надзором учителей?

- Я хочу вечером написать сочинение. Уже скоро сдавать, а я все не бралась. Еще надо перебрать огурцы и лук. Если у тебя так много сил, сходи на дискотеку одна.

- Одна ходить не буду, только вместе!

Нурзиля ушла, обидевшись - сколько она не уговаривала, подруга все равно не согласилась.

Как и многие жители поселка, семья Дильбар держала теплицу. Не стали бы заниматься этим хлопотным делом, да весь доход только от нее. Когда завод разорился, родители остались без работы. Мубаряк-агай и Василя-апай сначала взялись перепродавать вещи на рынке. И хотя целыми днями торчали на рынке, дела не пошли. Денег, добытых этим тяжким трудом, хватало лишь на еду. Сын Акрам, который учился на агронома в аграрном университете, сподвигнул их на постройку теплицы. Мубаряк-агай сомневался:

- Допустим, вырастили мы огурцы-помидоры да лук зеленый. А если не распродадим - им что, гнить?

Но башковитый Акрам, оказывается, все уже продумал.

- А кафе-столовые для чего? Им что, не нужны овощи? Нужны. С самого начала подпишем с ними договора. От свежих овощей не откажутся и детские сады, и больницы.

С первого же года они получили хорошую прибыль. Расширили теплицу, благо земли вдоволь - дедушка и бабушка умерли, и их огород пустовал. Посеяли морковь и свеклу, высадили капусту. Выращивать овощи - дело хлопотное, если не прополоть вовремя, сорняки заполоняют все пространство. Если не успевали сами, нанимали людей, не за бесплатно, конечно, платили вовремя, а потому желающих помочь хватало.

Когда поспевают овощи, Василя-апай и Мубяряк-агай пропадают в дороге - не успевают таскать продукцию по киоскам, которые открыли и в поселке, и в Уфе. Акраму и Дильбар тоже работы завались, они целыми днями копаются в теплице. Но родители спокойны за детей: у них нет времени слоняться без дела по улицам.

Сегодня Дильбар позвала подругу Нурзилю, чтобы было веселее поливать рассаду. А после работы они взяли и рассорились из-за ерунды. Зная характер подруги, Дильбар не стала злиться на нее. Она отходчива, завтра же прибежит.

Дильбар поспешила домой. Отец с матерью должны вернуться из Уфы. Надо к их возращению приготовить ужин.

2.

- Ну, когда он приедет? Какие новости?

Нурзиля каждый раз допытывалается о Динисе. Сказала бы, что учится в школе, да с окончания учебного года прошло уже целых две недели. Так что Дильбар только плечами пожимала на расспросы подруги. И только когда тетя приехала, они узнали причину такой задержки.

Дочь Фаик-агая и Расили-апай( это и есть тетя Дильбар) Юля, студентка, уехала в Америку. Мол, заработает там денег во время летних каникул. Родители пытались противиться, но разве нынче можно в чем-то перечить молодым? Юля привела в свою защиту тысячи доводов.

- Я оправдаю ваши затраты на дорогу в два, а то и в три раза, - заявила она. - Не хочу всю жизнь сидеть на вашей шее, пора мне и самой начать зарабатывать.

Юля все перечисляла имена тех знакомых и приятелей, которые за три-четыре месяца заработали за границей большие деньги. Мол, дочка тех-то, тех-то на свои деньги сделал евроремонт в квартире, а такие-то всю жизнь мечтали о легковой машине, и вот мечта сбылась лишь после того, как их дочка поработала в Америке.

Родители не собирались быстро сдаваться:

- Если так уж рвешься работать, можно работу найти и здесь. Иди в стройотряд. И поработаешь, и отдохнешь заодно. Ты ведь как поступила в институт, так никуда и не ездила.

- Вот и я про то, - Юлия тут же обернула слова родителей в свою пользу. - Но только надо ездить не здесь, а по самой Америке! Я хочу как следует выучить английский язык. Надо же хотя бы окупить те деньги, что вы отдали на репетиторов?!

Уехала Юлия и словно в воду канула. И только перед приездом они получили письмо: не ждите, выхожу замуж. И потому родители очень сердиты. С кем дочь связала свою судьбу, об этом в письме ни слова. Если у человека в голове не опилки, то сначала надо диплом получить! А эта вертихвостка уехала самовольно и вот - обрекла родителей на такие мучения. В конце концов, если ей этого хотелось, и здесь могла выйти замуж. Жалко парня, с которым она дружила несколько лет, тот сам не свой ходит.

Отдать дочь замуж за американца - даже в голову не приходило Фаик-агаю и Расиле-апай. Но что делать, видать, такова судьба. Говорят же, пока человек не увидит положенного, в рай ему дорога закрыта. А тут пришло приглашение от дочери и зятя, и они стали собираться в дорогу. Пока получали американскую визу, чуть не окочурились. Как сказала Расиля-апай, состарились наполовину. Не разрешают - и все тут. Мол, они хотят остаться. Больно нужно, пусть сами живут в своей Америке. Как говорила покойница-мать, затылок свой не видела, да не умерла. Любила она эти слова приговаривать. Так и здесь, не видели Америку, и жили, и дальше также, Бог даст, будут жить. Все же как-то дали им разрешение, а вот Динису - от ворот поворот. А ему как раз хотелось не сестричку с зятем повидать, а походить по улицам Нью-Йорка и Вашингтона. Теперь он был огорчен.

- Нет, я поеду с вами! - все капризничал, как пятилетний, Динис.

- Да кто тебя посадит в самолет без билета, ты что? - Расиля-апай укоризненно посмотрела на сына.

- Ты думаешь, что самолет, летящий в Америку, похож на трамвай, что громыхает по улицам? - не остался без упрека и Фаик-агай.

- Вы специально не купили мне билет, чтоб не возить с собой… - Голос Диниса дрожал.

- Ты перестанешь действовать нам на нервы, или нет? - уже зычно крикнул отец, которому надоели капризы сына.

- Если сестра обустроится в Америке, будем ездить каждый год, - смягчила разговор мать.

Они не хотели оставлять Диниса в городе одного. Кто будет следить за ним? Кто будет кормить? кто будет обстирывать? Характер у него мягкий, податливый, слишком доверчивый и простой, еще свяжется с сомнительной компанией. В последнее время, похоже, уже балуется сигаретами, порой близко не подойти, воняет изо рта. Скажешь - отказывается. Пивом, вроде, не увлекается. А ведь его ровесники-подростки давно уже не ходят по улице без бутылки пива. Динис и сам не хотел оставаться в городе, согласился поехать в Башкирию. Родители вздохнули свободно - теперь они могут съездить со спокойной душой.

Фаик-агай и Расиля-апай не стали задерживаться в поселке, еще раз перебрали все документы, деньги и вещи и отправились в свое далекое путешествие на край света, в невиданную страну.

Перед отъездом Расиля-апай прочла нотацию сыну, который ходил как в воду опущенный.

- Веди себя примерно. Помогай братьям. Будешь шевелиться, хоть мясом кости обрастут, а то ведь худой, ущипнуть не за что.

- Ты уже говорила, мама, - огрызнулся Динис.

- Слушай, не перебивая, - возмутилась Расиля-апай и продолжила свою назидательную речь. - Знаю я тебя, ты всю ночь шатаешься по улицам, а потом до обеда спишь, как сурок. Сам себя обстирывай, от этого руки не отрываются. Как поешь, поблагодари, потом не забудь ополоснуть свою чашку. Здесь нет матери, которая будет нянчиться стобой. Ой, что еще я хотела сказать…

Расиля-апай замолчала. А Динис тут же подхватил:

- Не пей пиво… Не кури… Не связывайся с разным хулиганьем…

- Да ты и сам знаешь, что я хочу тебе сказать. - Расиля-апай погрозила пальцем сыну, который передразнивал ее. - Если услышу что, шкуру спущу.

-Спустишь, мама, спустишь… - сказал недовольно Динис. - Главное - не забудь оставить деньги.

Динису показалось мало тех денег, что дала мать, он скорчил еще более недовольную физиономию. И только когда она добавила еще сто рублей, улыбнулся.

- Спасибо, маман!

- Это только на необходимое, не трать на всякую ерунду.

Хоть Динис и слышал, что ей говорила мать, до разума это не дошло, потому что в голове у него крутилась совершенно другая мысль.

3

Динис сильно злился, что согласился остаться в поселке. Подростка, привыкшего принадлежать самому себе в большом городе, не мог вдохновить деревенский уклад. У себя в городе он сам себе хозяин: куда хочет - туда и идет, куда душа потянет - туда устремится, кто нравится - с тем общается, чего пожелает- то и делает. А здесь ничуть не лучше тюрьмы, каждый шаг под надзором. Все, чем живут - работа, работа, работа… Как куры копаются в навозе, так эти деревенские целый день ковыряются в саду. Ну и мучились бы сами, так ведь и его запрягают. Вообще-то он и сам понимает, что неприлично валяться дома, когда другие пашут.

Сколько мучений только ради пропитания! Конечно, они не таскают всякие продукты, овощи-фрукты с рынка, как в городе: огурцы-помидоры, зелень-приправы - все под рукой на грядке. Молоко и сметана тоже свое. Василя-апай каждый вечер доит свою огромную корову, нахваливая да похлопывая. Оказывается, ее доят еще рано утром, перед уходом на пастбище - но это Динис не видит, он в это время спит. Встанет, его уговаривают выпить парного молочка. Это, в принципе, неплохо, только вот бесконечная работа…

Со вчерашнего дня пропалывают картошку. Позвали на помощь и Нурзилю. Та, словно только этого и дожидалась, тут же прибежала.

День жаркий. На небе ни облачка. «Полил бы дождь, дома бы сидели», -- подумал Динис, которому уже опротивело это ковыряние в земле. Он бросил взгляд на подружек, которые окучивали картошку.

- Хотите анекдот расскажу? Самый последний, только вчера друганы рассказали. - Он прислонился к мотыге. - На улице к мужчине подходит одна молоденькая женщина и говорит: «Простите, вы так похожи на отца одного из моих детей». Мужик удивился и говорит: «Я?» - Динис проговорил медленней. - И знаете, что ответила эта женщина? «Да успокойтесь, я ведь учительница этого ребенка».

Не договорив, Динис расхохотался, откинув голову назад. К нему присоединилась Нурзиля. Дильбар же только улыбнулась уголками губ. Те двое все продолжали ухахатываться. И только когда подруга бросила на нее свой укоризненный взгляд исподлобья, Нурзиля стерла улыбку с лица.

- Ну смешно ведь, - стала она оправдываться.

- Глупый анекдот, - зло сказала Дильбар.

-Так сама расскажи умный, - бросила недовольно Нурзиля.

- У меня анекдоты в одно ухо входят, а в другое вылетают. Я их не помню.

- Ну наша Дильбар такая деловая, у нее нет времени даже слушать анекдоты, - подхватил Динис. Сам, стараясь не глядеть на девочек, рассмеялся в сторону. - Чуть без работы, ее уже тоска грызет.

- Попридержи свой язык! - насупилась Дильбар.

Динис вдруг оробел: «Как бы она не врезала мне этой своей мотыгой…»

Но сдаваться он не собирался.

- Кто женится на тебе, тот будет жить как в раю, - улыбнулся он.

- Ты закроешь свой рот или нет?! Не посмотрю, что брат.- Дильбар замахнулась мотыгой, ее глаза гневно блестели.

Испуганный Динис отпрыгнул в сторону, не сводя глаз с сумасшедшей сестры. Кажется, пора брать руки в ноги, подумал он.

- Вы что сцепились? - удивилась Нурзиля, она смотрела то на Диниса, то на Дильбар. - Прямо, как волки. Прекратите, люди же смотрят! Кто увидит, не знаю что подумает. А, я сейчас.

Она вдруг убежала в сторону парника. Через несколько секунд она уже вернулась с бутылкой минералки. - Вот, попейте, легче станет.

После минералки все трое будто успокоились. Поработали немного молча, но потом Нурзиля не выдержала.

- Динис, а тебе нравится наша деревня? - кокетливо спросила она у парня, который с большой неохотой копался в земле. После перепалки с Дильбар у него совсем не было настроения, и он огрызнулся, ответив вопросом на вопрос:

- А тебе самой-то нравится?

- Как тебе сказать? - Нурзиля, которая ненавидела играть в молчанку, позабыла о работе и приготовилась высказать пламенную речь. - Разве не может нравиться деревня, где ты родилась и выросла?! Конечно же, нравится! Я вон в той Уфе, - она повернула голову в сторону железнодорожного воказала, - съезжу на полдня и изматываюсь ужасно. Сколько народу на улице! А поговрить не с кем, никто друг друга не знает. А еще все спешат куда-то. Разве город сравниться с нашей деревней! Один воздух чего стоит. И что только находят в этом городе?!

- Мне в городе нравится больше, - сказал Динис. - Цивилизация! Супермаркеты… Кинотеатры… Парки… Рестораны… Ночные бары… Дискотека…

- Это потому, что ты родился и вырос в городе. - Нурзиля не спешила сдаваться. - Если хочешь натанцеваться, у нас тоже бывают дискотеки. И проводят их ничуть не хуже, что в твоем хваленом городе.

-Хвали город, а живи в деревне, - присоединилась к ее словам Дильбар. - Все пороки оттуда.

-Откуда знаешь? Ты что, жила в городе?

- Чтобы это знать, вовсе не обязательно жить в городе. Вон почти во всех сериалах, что показывают по телевизору, грабят и убивают. Город - это пристанище бандитов и наркоманов.

Динис встрепенулся.

- А что, у вас тут есть наркоманы? - спросил он как бы равнодушно, стараясь не выражать особого интереса.

- Пока нет, были бы - наверное, мы бы уже знали, - ответили девочки в один голос и рассмеялись.

- Да есть, наверное, - скривился Динис, - просто вы не знаете.

- А чего это ты ими заинтересовался? Может, и ты… - Дильбар не закончила фразу. - С тебя станется.

- Да я так, - Динис оробел от таких слов и чтобы прервать разговор, взялся за мотыгу.

«Вот я идиот! И зачем завел этот базар? -думал он, глядя на окучивающих не разгибая спины девчонок. - Услышь и запомни. А она стала вдруг выспрашивать. Теперь у них зародилось сомнение…»

Нурзиля не могла долго молчать, и они снова стали болтать о том, о сем, пока разговор вновь перешел на город и деревню.

- Все равно в деревне спокойней. А ты говоришь - не нравится, - стала рассуждать Дильбар. - Разве твои родители не собираются переезжать обратно к нам в поселок?

- Да не вернутся они! Только болтают… - зло сказал Динис. - Что они будут здесь делать?.. Копаться в земле? - Он кивнул в сторону кур, копающихся в навозе.

«Бестолочь! Посмотри-ка на него, возомнил о себе бог знает что! Считает, что городские - белые люди, а мы, деревенские - чернь. Будет заноситься, я его поставлю на место», - вскипела в душе Дильбар. На этот раз она сумела себя сдержать, и только сказала как ни в чем не бывало.

- Ну, останешься в городе и что будешь делать?

-Уеду в Америку. К Юле.

- Там ведь надо знать язык. Ты хоть знаешь по-английски?

- I love you, baby.*

- Это-то и мы знаем. Silly ass!**

Динис не знал значения этих слов, и не понял, что сказала Дильбар. Нj не остался без ответа.

- Thank you, my darling!***

Они засмеялись, и так работали до обеда, перешучиваясь и пререкаясь. Потом их позвали обедать.

Разморенные, девчонки снова вышли в поле. Оставалась еще половина участка. Динис исчез, девчонки его так и не дождались.

- Говорили, что городские лентяи, - зло сказала Дильбар. - Оказывается, правда. Даже полдня не выдержал.

- Устал, наверное, -заступилась за Диниса Нурзиля. -Ничего, со временем научится. Он же не вырос, как мы, на земле.

Нурзиле сразу понравился этот высокий парень с коротко стриженными черными волосами. За словом в карман не лезет - сразу видно, просто мастер травить анекдоты, живот можно надорвать от смеха. Чтоб его кто-нибудь не завлек, она старалась на дисктотеках крутиться возле него. Но Динис оставался равнодушным - то ли не понимал чувств девчонки, то ли не хотел обращать внимания на деревенскую.

Холодность парня очень задевала Нурзилю. Забавно устроен мир: кто тебе не нравиться, те не отстают, как тень появляются там, где ты, даже не надейся прогнать, а кто нравиться - те даже не замечают. Надо добиться хоть как, хоть и не до такой степени, чтоб он встал перед тобой на колени, но чтоб в глаза смотрел преданно. Заставить плясать под свою дудку - вот что самое интересное в отношениях с парнями.

___

* - Я тебя люблю

** - Глупый осел!

*** - Спасибо!

4.

- Спасибо, девчонки. Очень вкусно!

Динис ладонями погладил лицо, мол, «Аллах Акбар!»

- Расти большой, женись удачно! - засмеялись те.

- Если попадутся такие же работящие да красивые, как Вы, женюсь не раздумывая, а вы будете почетными гостьями на моей свадьбе.

- Дай Бог, чтобы ангел услышал твои слова!

Динис вышел из дома. Теперь он сыт, и у него появилось желание поваляться у телевизора или поиграть на компьютере, но он передумал - не хотел ссориться с девчонками. Он же знает, что Дильбар развопится: «Ты тут валяешься без дела, а мы пашем, как черти! Нет уж, братец, добро пожаловать в огород, тебя мотыга заждалась, как родного!».

Но Динису не хотелось браться за мотыгу, ничего, как-нибудь сами справятся. Он решил пройтись. Вот уже десять дней, как он в поселке, а все еще ни разу не прошелся по нему как следует, все пашет и пашет. Может, найдется для него кое-что, что надо ему позарез, а не найдет, хотя бы расспросит.

Дом Дильбар на самом краю поселка. До центра топать да топать. «И почему автобусы не ходят? - крутит мозгами Динис. - И людям хорошо, и кто-то бабками бы разжился. Нет, у местных котелок точно не варит. Надо подсказать Мубаряк-агаю, пусть купят Пазик - денег-то у них не меряно».

Хотя поселок и именуется райцентром, но здесь очень много деревянных частных домов. У каждого при доме - огород, гараж, склад, баня, во дворе день-деньской роется домашняя птица.

Из-под ворот с шумным лаем выскочили две собаки.

- Пошли вон, - заорал на них Динис, подобрал камень, бросил вослед. Не попал.

Ближе к центру показались кирпичные двухэтажки. Через каждый метров пятьдесят как городе торчат киоски. Товар такой же: пиво, сигареты, жвачка. Динис не стал торчать возле них, зашагал прямиком к вокзалу.

Перрон пуст, только вездесущие старушки продают семечки и жареный арахис. Есть у них и сигареты, они раскрыли пачки, чтоб продавать их поштучно. Если не хватает денег на всю пачку - добро пожаловать за одной, милок. Когда Динис проходил мимо них, они посмотрели на него, как участковый. Их взгляд говорил: «Не проходи мимо, купи семечки, купи хотя бы сигаретку, а уж мы тебя срисовали, что ты за человек!».

Если верить расписанию на стене, скоро должен прибыть пассажирский поезд. Надо подождать. Наверняка, у проводников что-нибудь найдется. И если удастся, он сегодня покачается на волнах наслаждения! Вовсю! Уже от самой мысли, что это может сбыться, душе его воспарила, а сердце учащенно забилось. Это непередаваемое ощущение Динис испытал только раз, и ему не терпелось его повторить.

Парень, погруженный в сладкие мечты, очнулся от хрипоты в репродукторе, поднял голову. Ой-ой, кажется, приближается поезд, которого он ждет, как манны небесной. «Хе-хе-хе! Я скоро буду таким счастливым!» - потер он грязные руки.

Перепрыгивая через рельсы, короткими перебежками, он бросился к составу, остановившемуся на третьем пути. Выходящих и садящихся в поезд пассадиров было немного, и может поэтому, открылись двери только двух вагонов.

- Абдурахман имеется?*

--------------------

*Абдурахман - на наркоманском жаргоне означает героин (примеч. автора)

Девушки-проводницы в кителях с медными пуговицами и беретках не поняли, чего от них хотел Динис.

- У нас всяких много, какой вагон? - загалдели они одновременно.

Когда они поняли, чего ему надо, то переглянулись и быстро закрыли дверь. Динис не терял надежды: «Может, будет в другом вагоне?» Но и здесь его ждала неудача. Мужчина-проводник средних лет не дослушал, рыкнул:

- Покажу я сейчас тебе абдурахман! Брысь отсюда! - замахнулся на него своим коротким жезлом. - Сейчас вызову милицию. Молоко на губах не обсохло, а уже успел на иглу подсесть. Сопляк!

Настроение резко упало. Динис посмотрел на удаляющийся поезд и пошел прочь. Проходя мимо старушек, остановился, купил две сигаретки. Можно было бы и пачку купить, но он сдержался - денег и так мало, нельзя тратиться попусту.

Домой ему не хотелось, он беспечно зашагал по улице. Успеет еще поругаться с Дильбар. У них в деревне работа никогда не кончается, так пусть сами и пашут! В его положение никто не входит, только знай паши. Нашли батрака! Динис жадно затянулся. Он выкурил подряд две сигареты, но это его не успокоило. Он все равно найдет, что ему надо. Не сегодня, так завтра. Не найдет в поселке, поищет в другом месте. А ведь то, что он ищет, не расставлено по прилавкам, как водка, пиво и сигареты, эта штука потому и называется «наркотик», что его не продают кому попало. Как бы достать ему эту штуку?! Как?..

Динис не знал, куда себя девать. Когда дошел до рынка, решил зайти. Ему все равно, где шататься, лишь бы время шло.

На базаре продавцов больше, чем покупателей. Они не упустят своего покупателя, предлагают свой товар. Обратились и к Динису.

- Купи вот изюму! Язык проглотишь, само тает во рту! Отдам по дешевке, - прицепился к нему один таджик.

- Найдешь мне герыча, куплю, - наклонился к нему Динис.

- Мы такими вещами не торгуем. Уйди, уйди отсюда, не подходи близко! - прогнал его не на шутку испугавшийся таджик. - Не бери грех на душу, побойся Аллаха, будешь в аду гореть!

Динис засунул в рот две-три изюминки и зашагал дальше. У него и в мыслях не было останавливаться возле игровых автоматов, но ноги не слушались. Соклько раз себя проверял - как начнет, так ведь не остановится. Вот выиграю, вот-вот выиграю - входит в азарт, а жадный автомат поглощает деньги, с таким трудом выпрошенные у матери. Хоть бы для успокоения выиграл малость, нет ведь, счастье всегда обходит его стороной. Впрочем, Динис и не слышал ни разу ни о ком, кто бы играл да разбогател бы на автоматах. А как выиграть, если правду говорят, то автомат запрограммирован так, что из 500-600 играющих выигрывает только один. А люди все кормят и кормят прожорливого «однорукого бандита».*

_________

* так называют игровые автоматы (примеч. автора)

Динис следил за женщинами, которые все кормили, как кур, столб-автомат. Сами суют железные пятирублевки, сами недовольны.

- Хоть убей, не могу себя остановить. Только попадут в руки деньги, сразу бегу сюда. Стыдно перед детьми, они смотрят на меня и сами тоже играют. Однажды послала сына в магазин за продуктами, а он вернулся домой с пустыми руками, все деньги спустил.

- И почему только установили эти чертовы столбы?! Видать, не зря игровые автоматы уравняли с пьянством!

- Мы то уж ладно, деньги сами зарабатываем. А пенсионерам чего не хватает! Ты ведь знаешь нашего соседа Муслим-агая, так он просадил свою месячную пенсию. Сейчас старуха ему спуску не дает. А что делать, денег -то нет! Зашли к нам, просят на молоко и хлеб.

- Кто-то, видать, зарабатывает, пользуясь нашей простотой. Неужели нет никакого закона на тех, кто устанавливает эти чертовы игровые автоматы?!

После того, как «однорукий бандит» съел всю их наличность, женщины, сетуя на жизнь, ушли.

Возле автомата теперь никого. Можно поиграть вволю. Динис сунул руку в карман: «Может, просадить одну пятидесятку?»

Он повернул голову к женщине, которая разменивала бумажные купюры на пятирублевки. Неужели он держал эти деньги для того, чтоб спустить их на ветер?

Динис испытал чувство удовлетворения, что смог пересилить себя.

- У меня пока нет денег, чтоб тратить их попусту, бросил он женщине и гордо пошел по улице. Та только пожала плечами.

***

Девчонки потеряли Диниса. Когда он вдруг появился, стали пытать, куда он запропал.

Динис коротко бросил:

-Мотался по улицам.

Разве расскажешь этим дурехам, что ему надо? Он сам порой пугается своих мыслей. Если узнают, за чем ходил, ему конец! Из дома не выпустят. Пусть лучше не знают.

Дильбар и Нурзиля, конечно же, не стали ждать его возвращения и закончили окучивать картошку. Динис боялся, что сестра пожалуется родителям, но Василя-апай и Мубаряк-агай, которые весь день были в Уфе, за ужином, наоборот, похвалили его, что он так быстро втянулся в работу.

- Наверное, тебе, Дильбар, не так было тяжело, раз Динис помогал, - сказали они. Дильбар надула губки, но ничего не сказала.

Сегодня Василю-апай и Мубаряк -агая позвали в гости, поэтому они сразу после того, как скотина вернулась из стада, закрыли птиц и живность и быстренько убрались со двора.

Дильбар и Динис собрались на дискотеку. Они договорились пойти втроем, но Нурзиля почему-то задерживалась.

- Налей-ка мне рюмку водки, Дильбар, - вдруг расхрабрился Динис, валявшийся перед телевизором.

- Ты что, совсем с ума спрыгнул? - Девушка, которая красила перед зеркалом ресницы, просто убила парня взглядом. - Так ты вот так запросто хлебаешь водку? Алкаш! Когда научился? То-то, думаю, курит!

- Кто курит? Ты видела?

- Ты думаешь, я не заметила, как ты пыхтишь, как паровоз, втихую за баней? Да твоими окурками весь двор полон.

- Эти окурки Раян бросает, который за тобой ухлестывает, а еще Акрам-агай!

- Пусть тебя не волнует, кто за мной ходит! А Раян и мой брат не курят, вот! Ну ты обнаглел, смотри-ка! Мало того, что курит, еще водки требует!

- А что, нельзя? - Динис не хотел сдаваться. - Мы всегда с пацанами выпиваем перед дискотекой. Для храбрости. Налей уж рюмочку. - Дильбар от такой наглости замолчала. Он добавил. - Жалко, что ли?

- Да откуда я тебе возьму? Хочешь пить, иди да купи.

- Так ведь в серванте есть.

- Братец мой, если ты найдешь свободное место в своей голове, захламленной всякой дурью, то запомни следующее. - Дильбар резко взмахнула пальцем у головы парня. - Если ты хоть разок прикоснешься к бутылке, я скажу родителям. Скажи спасибо, что я не стала им рассказывать, как ты сегодня потерялся. Нурзиля меня упросила. Он, говорит, такой красавчик!..

Но тут и сама Нурзиля нарисовалась, и Динис, который понял, что с Дильбар каши не сваришь, не стал больше перерекаться, покорно пошел на дискотеку. Да, думал он по дороге, хоть на колени встань - не даст. Да что с этой водки, будто он ее не пил, вот как найти то, что приносит в тысячу раз больше кайфа, чем водяра?

На дискотеке эта мысль не отпускала его. Он намекал, спрашивал у парней, те только пожимали плечами. Не помог и анекдот про наркоманов. Они похохотали всласть, да и все! А ведь его расчетам парни должны были сказать, что у них тоже водятся свои наркоманы, и даже указать на них пальцем. Так и не поняли намеков, придурки!

5.

Уже давно Нурзиля крутится у зеркала. Она хватает из своей косметички то одно, то другое. Подводит свои брови, что извивались дугой, красит и без того густые черные ресницы, накладывает на веки голубые тени, щедро мажет губы. Так же щедро полила себя французскими духами, которые бережет лишь для особых случаев. Она все мечтает отрастить ногти и делать настоящий маникюр. Да, мечта пока остается мечтой. Для этого надо ничего не делать, а она сутками торчит в огороде. Так что пусть ногти отращивают городские девчонки, а ей и так сойдет.

Она вновь взглянула на себя в зеркало: кажись, переборщила - девушка, что смотрела на нее из зеркала, была как-то слишком размалеванной. Наверное, на дискотеке ее никто не узнает. Нурзиля улыбнулась. Ну и пусть не узнают! Главное - понравиться Динису. Она ведь старается только ради него.

Кстати, неплохо было бы постричься. Интересно, ему нравятся девчонки с короткой стрижкой или все он предпочитает тех, кто с длинными волосами? Как найти ключик к его сердцу? Ведь он не обращает на нее внимания, нет и все. Он ведь знает, что она готова на все ради него, но нарочно не замечает ее. По-своему испытывает терепение Нурзили. Давай-давай! Сам не заметишь, как попадешься на удочку. Не сегодня, так завтра все равно побежит.

Нурзиля надела на себя обтягивающие джинсы и кофточку. Кофточка была короткой, но очень модной, не закрывала пупок. Наверное, ночью замерзнет. Взять куртку или нет? Решила не брать. Если будет провожать ее Динис, то отдаст ей свою пиджак. Другие же парни делают так, наверное, догадается.

Любовь… О ней Нурзиля знает лишь по книгам да фильмам. А девушке так хочется пройтись с возлюбленным по освещенным луной ночным улицам, встретить рассвет у ворот, говорить обо всем, что таится в глубине души.

Если у нее с Динисом все получится, она расскажет матери. Мать будет ждать свою дочь, не смыкая глаз. Будет ругаться, что вернулась только к утру. Пусть ругается! Так и положено ругаться на дочерей, которые шатаются до утра. На то они и матери. «А что делать, милая мама, я же влюблена!» Нурзиля уронит голову на плечо матери и заплачет. Мать будет гладить ее по волосам и утешать: «Любовь, она и плакать заставляет, и петь… Потому и зовется любовью!» Ведь именно так говорят в кино!

«Да ну тебя, идиотка, размечталась! - Нурзиля стала ругать себя, торопясь к подруге. - Вот увидишь, даже не взглянет. А ты страдаешь тут из-за него».

Так и получилось. Когда Раян и Дильбар пошли танцевать, она все ждала, что Динис сам ее пригласит. Но он не подошел, и она страшно расстроилась. Она прогнала незнакомого ей парня, который, сверкая своей белозубой улыбкой, возник перед ней, все надеялась на Диниса. А он отошел к группе парней, что болтались в сторонке, и что-то рассказывал им. Анекдоты, небось, травит. Он ведь большой мастер молоть языком. Потом он стал пить пиво из бутылки. Девушке хотелось просто избить этого наглого гордеца. Она даже хотела уйти домой, но одной было боязно. А в голове все зудела мысль: может, проводит после дискотеки?

Молодежь долго бесновалась под непонятную, оглушающую музыку, изгибаясь и извиваясь, как могут. Устав ждать приглашения Диниса, Нурзиля тоже не оставала от них. Раз уж пришла, чего стоять как столб, ожидая приглашения Диниса! Лучше развлечь саму себя. Не забывала она и бросать многозначительные взгляды в сторону Диниса. Встретившись один раз с гневным взглядом девушки из-под насупленных бровей, Динис помахал рукой. И чего он так сделал, может, хотел дать понять, мол, не теряй меня, я здесь?

Как и пришли, домой собрались вчетвером. На перекрестке Дильбар шепнула что=то на ухо Раяну, они молча взялись за руки и удалились в другую сторону. Нурзиля и Динис остались одни.

- Блин, как холодно! Я замерзла, - сказала Нурзиля, съежившись.

- А чего куртку не взяла?

- Забыла. - Что оставалось ей, как не соврать? Она хотела сказать: «Так обними меня!», но ограничилась тем, что буркнула: - Одолжи мне свой пиджак.

Она надеялась, что он сам догадается и обнимет. Динис выполнил ее приказ без оговорок. Хоть и не обнял, но взял под руку. Радость девушки отразилось на лице, она просто была на седьмом небе, и, прильнув к парню, все шла и шла. Ей хотелось так идти и идти…

Неожиданно закрапал дождик. Не зная, где укрыться, парочка начала оглядываться. Нурзиля показала на детсад:

- Давай переждем в беседке.

Пока они добежали до нее, дождь усилился и вовсю забарабанил по железным листам, которыми она убыла укрыта. Прислушиваясь к музыке дождя, они немного помолчали. Динис вытащил бутылку пива. Глотнул раза два, затем бросил взгляд на Нурзилю:

- Пить будешь?

Девушка потянулась к бутылке. Она была готова в эту минуту выпить из его рук даже яд. Она благодарила дождь, что он задержал их здесь, желала, чтоб он никогда не прекращался.

Нурзиля, с жадность взявшаяся за бутылку, тут же поперхнулась, Динис стал хлопать ее по спине. А когда она прокашлялась, он поднял ее голову за подбородок и стал целовать. Нурзиля вся обмякла. Динису только этого и надо было, он тут же пустил в дело руки: «На дискотеке пожирала меня глазами, так не должна сопротивляться… Может, и сама только этого и ждет…»

Только когда Динис стал задирать вверх ее кофточку, девушка пришла в себя.

- Ты что делаешь? - Нурзиля, очнувшись, оттолкнула парня.

- А что, нельзя? - Динисл улыбался, опустив руки.

- Нельзя! - отрезала девушка.

- Раз нельзя, чего звала? Обнадежила…

Когда парень потянулся к ней вновь, девушка сжала губы, сузила глаза. Парень, что-то почуяв, не успел отскочить, как Нурзиля хлестнула его по щеке. Динис смачно сплюнул сквозь зубы, бросил - «Да нужна ты мне больно!» и вышел из беседки.

Горячие слезы обожгли лицо Нурзили. Она плакала от обиды. «Мог бы перед поцелуем хотя бы прошептать «люблю», а то повел себя, как подонок,- девушка не могла сдержать рыдания. - Наверное, парень и девушка, что любят друг друга, должны целоваться. Это-то он уже должен понимать. А как понять, что он стал распускать руки?.. Ладно, догадалась ударить его по щеке, хоть немного злости убавила… наверное, нет на свете любви, а если и есть, то не для нее…»

Когда Нурзиля собралась домой, дождь уже перестал лить. Она шла по улице, еле сдерживая гнев. «Хоть бы не попался кто навстречу! Как начнут спрашивать, что это она делает по ночам одна. Разве не видели, как она шла с Динисом под ручку?»

Мать уже набросила крючок на дверь, Нурзиля долго не могла достучаться до нее.

- Где ты ходишь в такой дождь? Ты хоть знаешь, сколько времени сейчас? - бранилась она. Увидев на плечах девушки мужской пиджак, взбеленилась: - А это чье?

Нурзиля не стала отвечать, прошла в свою комнату и упала навзничь на подушку: «А хотела упасть на грудь мамы. Нашлась влюбленная!»

Девушка, чьи радужные мечты разбились вдребезги, рыдала не переставая. Она чувствовала себя ребенком, который потянулся к игрушке, а ему не дали. - «Так тебе и надо, легкомысленной дурехе!, Так тебе и надо!»

6.

Мубаряк-агай привык смотреть последние новости. Эту его традицию никто не смеет нарушить: как бы ни была увлекательна передача, только он входит в зал, сразу же в руку пульт и переключает на нужный канал. Куда съездил президент, с кем встречался, в какой городе строится больше домов, в каком районе сколько заготовлено сена, как отдыхают дети - ну что в этом интересного?! Но противоречить нельзя, потому что Динис в этом доме - только бедный, несчастный ребенок, нашедший себе приют на время, пока его родители катаются по Америке. Не только Василя-апай и Мубаряк-агай, но даже их дочь Дильбар при случае не упускают возможности подчеркнуть, кто в этом доме хозяин. Не дают спуску, без их разрешения нельзя даже выйти за двор. И почему они его так опекают, неужели догадываются, какие мысли вертятся у него в голове? Если так, плохи дела, они могут посадить его под замок. Самое главное - держать себя в руках, не портить атмосферу. Хоть ему и плохо, но пока все идет по его.

Только когда строгий, немногословный Мубаряк-агай заканчивает смотреть свои новости, телевизор переходит в распоряжение Диниса. А пока идут новости, парень пьет чай, прохаживается по двору, незаметно выкуривает за банькой сигарету, а порой тоже, хотя это страшно неинтересно, пялится на экран.

…Когда диктор начал говорить о торговцах наркотиками, Динис, который уже засыпал на диване, аж подскочил, как ужаленный.

- Ты что, бредил во сне? Не мучайся, разложи постель и ложись, - удивился Мубаряк-агай.

Динис смутился. Ему казалось, что дядя знает, чего он так ерзает, и тут же раскаялся, что так неосторожно вскочил с места. Все ждал, что дядя отругает как следует, мол, что мысли у тебя в голове! Но Мубаряк-агай был поглощен своими новостями.

Оставшись в зале один, он долго не мог прийти в себя, сидел, как будто огретый обухом. Из короткого репортажа по телевизору он постарался запомнить особенно одно слово «улица». Вот значит, где в Уфе можно купить наркотики! Теперь ему стало не до кино. Он даже выключил телевизор: пусть не мешает думать! Он не мог усидеть на месте, вскочил и подошел к окну. Но его разгорячившееся сердце не могли успокоить даже яркие, большие и малые звездочки, сверкающие на бездонном синем небе. Он хотел тут же рвануть в Уфу. Но как незаметно ускользнуть из дома? Попросишь - не отпустят. Начнут расспрашивать. Самое лучшее - уйти, прикинувшись непонятливым дурачком. Электрички ездят, из города вернется за день. Даже не узнают.

Динис пришел к определенному решению и выключил свет. Он вновь вспомнил то, что произошло с ним зимой.

… Динис после летних каникул совсем не хотел учиться. Все лето парень принадлежал сам себе, и теперь ему не хотелось вникать в то, что талдычили в школе. Он все вспоминал веселые денечки, проведенные с друзьями на дискотеке, вылазки на природу… Ночи, проведенные в палатках с девчонками… разве такое забудешь! Там он и научился курить и пить. Пил и водку, и пиво. Первую сигарету Диниса заставили выкурить силком, хотя ему и самому не хотелось выглядеть сойкой среди ворон. Сначала он поперхнулся от дыма, закашлялся. Девчонки и мальчишки ухахатывались над ним до слез. Во рту противный вкус, в горле першит. Но его научили, как вдыхать дым, не выпускать наружу, как выдувать кольца дыма….

Фаик-агай и Расиля-апай не придавали значения, с кем проводит свое время их сын. Только предупреждали - будь примерным. В другие годы летом они отдыхали всей семьей у моря, в этом году не удалось. Все свои сбережения они потратили на Юлию. Оба на работе, одному скучно, думала Расиля-апай и потому не запрещала общаться с приятелями. Не жалела и денег.

Динис и сам старался не беспокоить родителей. Как бы ни хотелось, он подтянулся по учебе. Но терпения хватило лишь на две четверти, а после зимних каникул в дневнике «двоек» стало больше. Не принесли пользы и вызовы матери в школу - подросток совсем отбился от рук. Учителя жаловались на его поведение: высокомерничает, перерекается, мешает вести уроки.

Мать стала ныть:


- Ну, чего тебе не хватает?! Сыт, одет, обут. Сколько будешь мучить меня с этой школой? Вот услышит отец, он тебе задаст. Ты знаешь его нрав…

Динис и сам понимал, что так делать нельзя, но уже не мог взять себя в руки. В школу он ходил только чтобы мать не ругалась.

Наступил и конец четверти. Результат был известен: Динису поставили сплошные «двойки». Фаик-агай хоть и не интересовался учебой сына каждый день, как правило, в конце четверти заглядывал в дневник. На этот раз Динис протянул отцу дневник с опаской. Отец, увидев отметки, тут же сдвинул брови, и гневно закричал на сына, который нерешительно стоял перед ним:

- Не действуй мне на нервы, исчезни с глаз долой! - Фаик-агай был во власти гнева, он швырнул дневник на стол.

Расиля-апай мельком взглянула на мужа, строгим взглядом приказала сыну следовать за ней.

- Иди, немного развейся на улице, пусть отец остынет, - сказала она, когда они вышли на куню.

Динис не знал, куда податься. Он бессмысленно бродил по улице, и тут у магазина встретил Виталика. Он никогда не общался близко с этим парнем, который еле-еле закончил 9 класс и был отправлен в училище. Изредка встречаясь на улице, они здоровались за руку.

- Чего нос повесил? - поинтересовался Виталик. А у самого рот до ушей, будто повстречал старинного закадычного друга.

Динис взял да и выложил все. Потом он удивился сам себе: «Разве можно запросто рассказать все тайны незнакомому человеку? Не знаю, что подумает».

Виталик слушал, не перебивая, не мучал вопросами.

- Это все мне знакомо, - подбодрил он. - Ты легко отделался, радуйся этому. Меня отец ремнем отстегал.

Когда Виталик прикурил сигарету, Динис тоже выпросил одну.

- В таких случаях одной сигаретой не спасешься.

- Что, есть водка? - Глаза Динис загорелись.

-Похлеще! - Виталик показал большой палец. - Пошли!

Виталик, даже не спрашивая согласия Диниса, пошел вперед. А тому было все равно, теперь он был полностью во власти Виталика. Куда ни пойдут, лишь бы этот случайный друг не дал ему впасть в уныние.

Они остановились возле какой-то девятиэтажки.

- Бабки есть? Своих не хватает.

-Зачем?

-Потом узнаешь.

Динис до копейки выгреб из кармана деньги и вложил в ладонь Виталика.

-Никуда не уходи, жди здесь.

Оглядевшись вокруг, Виталик нырнул в подъезд. Динис, ожидая его, топтался на месте: «Если за водкой - так тут магазина не видно. Он же говорил, что похлеще. Что бы это могло быть? Самогон! Его не продают в магазине, наверное, берет у знакомых».

- Все!

Виталик вернулся быстро. У самого рот до ушей. Значит, все в порядке!

Обычно, когда собирались выпить, друзья Диниса собирались в квартире, где не было на данный момент родителей. А куда его поведет Виталик?

Квартира, куда они вошли, была ужасной. Наверное, здесь давно не жили люди, полы грязные, обои содраны, мебель запылена. Виталик по-хозяйски протопал на кухню, а Динису велел посидеть в зале.

- Я сейчас.

Тот задержался, и Динис стал беспокоится: «Куда я попал? Что собирается делать Виталик? Может, сбежать по хорошему?»

В это время в зал ворвался Виталик с пьяными от счастья глазами. А в руках - шприц! И только тогда Динис вспомнил, что тот наркоман. В чьи руки он попал?! Ведь он давно знал по рассказам друзей, что тот сидит на игле. Как ловко он воспользовался его безысходным положением!

- Засучивай рукава! - крикнул Виталик. Увидев, что Динис круглыми от страха глазами отказывается повиноваться, он засмеялся. - Не боись, все будет тип-топ!

Динис сам не заметил, как поднял рукав свитера и протянул руку. Виталик, только этого и ждавший, вонзил в вену иглу. Скоро сознание Диниса заволокло, немного закружилась голова, а потом по всему телу пробежала теплая волна. Вскоре все вокруг преобразилось. Нприглядная квартира на глазах превратилась в царские хоромы. И почему-то Виталик, хохотавший чему-то, показался таким близким. А какие чувства бурлили внутри! Их невозможно обуздать, они словно кони на скачках, все несутся и несутся куда-то. И все мысли, так не дававшие покоя, вдруг куда-то исчезли, растворились.

Динис был очень доволен, что испытал такое блаженство. Назавтра же взахлеб рассказал самым близким друзьям, что с ним произошло. Они слушали, раскрыв рты, говорили, перебивая друг друга, что они тоже бы не отказались от такого кайфа. Динису и самом у захотелось повторить это.

Виталик согласился без разговоров. Но с одним условием - нужны деньги. «Халявы не бывает», - отрезал он. Так это-то они и сами знают, уж никто за спасибо тебе не всучит наркотик.

В назначенный день Виталик пришел в их школу. На большой перемене собрал деньги, и велел после уроков собраться у кинотеатра.

-Я могу опоздать, но вы дождитесь, не уходите, - сказал он напоследок.

Те ждали его с минуты на минуту, а прошли уже часы. Пацаны уже чуть не лезли в драку с Динисом:

- Мы тебе поверили!

-Вот мы придурки!

-Гони деньги обратно!

- Деньги! Деньги!

Но никто не хотел уходить просто так. Виталик все не появлялся, и потому, посовещавшись, решили купить на последние деньги водку. Хорошо, что хватило ума оставить немного при себе, наскребли на поллитра.

Сына, что еле держался на ногах, Расиля-апай силком затолкала в комнату.

- Пока не протрезвеешь, не смей показываться! Отец увидит, обоих убьет.

Она, боясь сканадлов в доме, все скрывала от мужа шалости Диниса. Не сказал и про пьяную выходку Диниса.

Виталика искали всем миром, но не нашли. А потом услышали: он протянул ноги от преедозировки. «Так ему и надо! Если бы поделился с нами, был бы жив», - сделал вывод Динис.

С тех пор он к наркотику не притрагивался. А самому хотелось, что скрывать! И вот ведь как получается! Чует сердце, что недолго осталось до блаженных минут.

Он не мог заснуть. Когда надо, как назло, глаза не смыкаются. Уснул бы, хоть время пролетело бы.

7

Утром он все никак не мог вырваться из дома. Сначала ждал, когда Мубаряк-агай и Василя-апай загрузятся в свой Жигуленок и уедут на рынок. Что-то слишком долго они сегодня возились, чего только не бросали в машину.

Потом он не мог избавиться от Дильбар. Она ходит за ним следом и все болтает и болтает, словно сегодня встретились. Можно было понять - она хочет навязать ему свою подругу, эту недотрогу Нурзилю. Девчонка от него не убежит, успеется, тут надо о себе подумать.

Только Дильбар ушла в дом, даже дверь за ней не успела закрыться, он рванул со двора. Только пробежав приличное расстояние, он остановился и оглянулся: не гонится ли за ним кто? Однако никого не было видно.

Оказалось, что он выбрался как раз вовремя - еще немного и опоздал бы на электричку, и пришлось бы полтора часа куковать на вокзале в ожидании следующей. Удачно получилось, он купил билет, и электричка втянула свой хвост на вокзал.

В каком месте Уфы эта улица, о которой говорили в телевизоре? Всю дорогу он думал только об этом. Он пытался расспросить об этом сидящих напротив девчонок, но те толком ничего не знали. Ладно, на вокзале спросит.

Он вышел из электрички, с потоком людей оказался на привокзальной площади и приуныл. Казалось, только спроси, и все узнают, зачем он сюда приехал и заставят вернуться или даже сдадут в ментовку.

Автобусы все подходили, увозили людей в город. Время идет, а он все не знает, куда идти. Собравшись с духом, он спросил у женщины с ребенком:

- Вы не подскажете, на каком автобусе мне доехать до такой-то улицы? - делая вид, что беспокоит ее не попусту, добавил: - У меня там сестра живет.

-Садись вон в тот желтый автобус, - на бегу бросила женщина. - И доезжай до последней остановки.

Пока доехал, чуть не умер - так долго! Весь город проехал, нужная улица оказалась слишком далеко.

По обеим ее сторонам уныло тянулись однотипные дома. В каком из них, интересно, могут продаваться наркотики? У кого спросить? Улица-то не пустынна, появляются время от времени и люди, и машины. Не пристало торчать здесь, как вбитый гвозь, если кто следит, так начнет расспрашивать. Не может же он сказать: «Я - юбиляр*, пришел за абдурахманом», а если скажет, что ищет сестру - не поверят, у него в руках нет даже полного адреса. Хоть ему и нечего было покупать, он начал предельно внимательно изучать витрины киоска. Прошелся по улице туда и обратно, а дальше не знал, что делать и встал у киоска. И тут кто-то положил ему руку на плечо, оглянулся - парень примерно одного с ним возраста. Одет в вылинявшую, выцветшую майку-безрукавку, из изрядно потрепанных джинсов торчат коленки, носки кроссовок отбиты. Он жестом указал отойти в сторону. Динис послушался. Может, чем и поможет.

- Я уже давно наблюдаю за тобой, - осклабился незнакомец. - Чует мое сердце, ты не зря вертишься в этих краях.- Ширакеша?**

Динис кивнул и засмеялся от радости.

- Абудархман? Дима?*** Батыр?****

________

* юбиляр - жарг. - человек, который впервые попробовал наркотик из любопытства (примеч. автора)

** ширакеша - жарг. наркоман

*** Дима - жарг. - димедрол

**** батыр - жарг. - дикая степная конопля

- Да мне что угодно.

- Давай деньги!

Парень не стал утруждать себя, пересчитывая деньги, скомкал их и сунул в карман. Перейдя через дорогу, он обернулся к Динису и помахал рукой. Динис тоже не остался без ответа - помахал ему в ответ. Мол, не волнуйся, я здесь. А затем события стали разворачиваться совершенно неожиданно. Парень, дойдя ло первого этажа дом напротив, постучался в полуоткрытое окно на первом этаже. В нем показалась женская голова и тут же исчезла. Динис, боясь дыхнуть, следил за домом: «Ага, значит, наркотики продаются здесь! Значит, дело выгорит! Выгорит!..» Но в то же время в душу закралось сомнение: «Хоть бы отдал мне!..» Когда он увидел, как парень протянул руку и что-то взял из окна, лицо его засияло. «Значит, сегодня буду балдеть!» - подумал он нетерпеливо. Но вместо того, чтоб идти к нему, парень двинулся в противоположную сторону: «Неужто обманул?!.» Не зря он волновался, его сомнения потвердились: парень быстрыми шагами исчез между домами. Даже не оглянулся. Наверное, хотел всем видом показать, что он теперь ему не нужен. Динис, внезапно очнувшись, побежал за ним. Но пока он добежал до тех домов, этого и след простыл. Даже не у кого спросить, куда он мог подеваться, никого вокруг не было.

Он ходил по соседним улицам, пока не устали ноги, но того лжеца так и не встретил. Он совсем изнемог, искал, где бы присесть. Он даже не нашел в себе силы, чтоб отругать себя за то, что доверил деньги первому попавшемуся.

8

Хоть его и обманули, все же Динис не хотел сдаваться. Наверное, не надо было отставать от этого парня, да кто знал, что его обведут вокруг пальца. Наверное, этот тип сам был наркоман, страдающий от «ломки», или какой-нибудь жулик, который таскал деньги у таких болванов, как Динис. В следующий раз надо быть осторожней.

Но где найти деньги? В электричке, когда он ехал обратно, эта мысль теперь не давала ему покоя ни минуты. Он строил разные планы, то хотел ограбить магазин, то хотел стащить деньги у прохожего. А когда понял, что не сможет сделать ни того, ни другого, сам рассмеялся над собой. Может, у него помутилось в голове от напряженных раздумий? А что, если попросить у Мубаряк-агая и Васили-апай? Скажет, что хотел что-нибудь купить. Например, джинсы. Не дадут. У него даже не ода, а две пары джинс. И обе новенькие. А что, если продать одну пару? Найдется ли покупатель? Динис никак не мог представить себя продающим джинсы на базаре. Кто позарится на его ношенные брюки, на рынке сейчас можно купить, все. что душе угодно. Взять денег у Мубаряк-агай - это самый реальный путь. Денег у них куры не клюют, они не дают пылинки упасть на базарную дорогу, скорее всего, они даже не знают, сколько там денег. Если догадаются, по головке не погладят, конечно. Но волков боятся - в лес не ходить. Когда еще будет такая возможность? Надо воспользоваться удобным моментом. А потом возьмет денег у матери и незаметно положит обратно. Вспомнив про отца и мать, ему стало грустно. Ни самих нет, ни вестей. И когда только они вернутся?

Динис знал, где дома хранятся деньги. В комнате, где спят Мубаряк-агай с женой, стоит большая кровать, возле нее - тумбочка. Там. И Мубаряк-агай, и Василя-апай, и Дильбар - все трое берут деньги оттуда. Приезжая на выходные, перед тем, как тронуться обратно в Уфу, Акрам тоже заглядывает в эту комнату. А вот его мама деньги прячет, и Динису, и сестре, и отцу дает сама, украдкой вынимая их из своего тайника. А тут не портят друг другу нервы, требуя денег. Правильно, Василя-апай время от времени записывает в огромную толсут тетрадь, сколько денег пришло и сколько ушло. Эта тетрадь тоже в тумбочке. Динису пришла в голову забавная мысль. Что, если написать - я взял у вас столько-то денег? Нет уж, писать не станет, так возьмет. Только бы улучить удобный момент!

И такой момент настал. Мубаярк-агай и Василя-апай, как обычно, были на базаре. Покончив с домашними делами, Дильбар собралась в универмаг. Что хотела купить, не говорила.

- Вернусь, увидишь, - говорила она.

Дильбар заглянула в родительскую спальню. «Ага, взяла денег», - подумал Динис. И как только закрылась дверь за девушкой, равнул в комнату. Увидев сотки, пятисотки и тысячные купюры, он возликовал. Глаза лихорадочно горели: «наконец, у него есть деньги! А сейчас - в дорогу!»

Когда Дильбар возвращалась с универмага, он уже был в пути. Оттого, что электричка была пригородной, она останавливалась на каждом полустанке. Кто-то заходит, кто-то выходит. Когда женщины напротив вышли, их места заняли два подростка. Один надел кепку задом наперед, второй - без головоного убора, волосы длинные, до плеч.

- И сильно отругали?

- Сказали -- если еще будешь баловаться с Борисом Федоровичем*, отправим в колонию.

_________

* токсикомания. (Примеч.автора)

- Меня тоже не похвалили, - Подросток с длинными волосами хохотнул.

- Мне велели прочесть вот это, - Парень в кепке вытащил из-за пазухи брошюру. Его друг полистал брошюрку и бросил на сиденье:

- Ерунда!

Из их разговора Динис понял, что это токсикоманы. Их пропесочили на какой-то комиссии. Возвращаются оттуда.

Вскоре те вышли из вагона. Они то ли забыли брошюру, то ли не хотели брать, она осталась на скамье. Динис не смог совладать с любопытством и потянулся к брошюре: «И что, интересно, им велели почитать?» То, что он взял в руки, было пособием для школьников о вреде табакокурения, алкоголизма, токсикомании и наркомании. «Любопытно, чего они тут понаписали?» Динис стал лениво листать брошюру.

«…Прежде, чем купить и пропробовать наркотик или любой токсикант, подумай: а зачем тебе это надо? Кроме дополнительных проблем, ничего хорошего не получишь».

«А наслаждение? - подумал Динис. - Они нарочно пудрят мозги, учат тому, в чем сами ничего не смыслят». Он отложил брошюру, но потом взялся читать снова - в пути было скучно. Снова стал листать страницы: надо же убить время. кто-то внимательно прочел пособие, даже подчеркнул некоторые предложения красной ручкой. Динис тоже обратил внимание на эти абзацы.

«Если, попробовав дури, тебе хотелось повторить, знай, ты - в начале пути к своей безвременной смерти. Но еще до ее прихода ты испытаешь такие муки и страдания, каких не пожелаешь своему злейшему врагу».

«Наркоман убивает медленной, мучительной смертью не только себя, но и своих родных и близких, загоняет свою семью в беду и боль, в горе и смерть».

«У подростка отсутствует чувство опасности. Ему кажется, что беды, происходящие с другими людьми, его обойдут стороной, он - исключение».

«Эйфория от приема наркотика длится несколько минут, а состояние безразличия, душевной опустошенности, вялости, дремоты и горячего бреда - всю жизнь».

«Начиная употреблять наркотики, не думай, что ты пользуешься свободой. Наоборот, ты начал ее терять, предавая себя в рабство».

Ты думаешь, что наркомания начинается с первого укола? Нет! Наркомания начинается с первой выкуренной сигареты».

«При употреблении первой дозы наркотика исчезает барьер опасности, употребляющим наркотик кажется, что ничего опасного нет и не будет».

- Ерунда!

Динис повтоил слова того подростка. Вон, многие считают: «В жизни надо все попробовать», «Один раз не страшно», «Я сильный, буду держат себя в руках», «Чем я хуже других?» , так и написали в брошюре. Динис думает точно также.

Электричка уже подъезжала к станции. Динис вышел в тамбур. Лучше, если он выйдет первым. Если останется позади всех, пока дойдет до остановки, нужный автобус или уедет, или будет полон, даже не мечтай пролезть в дверь.

День был знойный, в салоне жарко. Вдобавок, народу полно. Не то, чтоб сесть, даже стоять-то негде. Лезут друг на друга. А карманники всегда ждут только этого момента. Динис всю дорогу не вынимал из кармана левую руку, берег деньги. К счастью, все обошлось.

Когда он слез с автобуса и дошел до знакомого киоска, остановился и быстро оглянулся по сторонам. Как бы не встретить того белобрысого… Если он здесь, то лучше не показываться на глаза. все было, как и прежде. Только возле одного дома толпятся трое мужчин. Открыли капот «Жигулей» и время от времени, наклонившись, что-то делают. Видно, налаживают его втроем. Врзле нужного дома не было ничего подозрительного. Окно распахнуто наполовину. Значит, хозяева дома.

Динис, набравшись решимости, стал переходить улицу. он шел прямо к окну. Но пока смело отмерял шаги, в душе появилась какая-то муть. Он даже пожалел, что слишком лихо собрался в эту дорогу. Колени обмякли, он боялся, как бы не свалиться по дороге. Постучал в окно и все не мог выговорить то, что вертелось на языке.

- Абдрахман! - выдавил он из себя наконец.

- Деньги! - сказала женщина бесцеремонно.

Он засунул пакетик, который протянула ему женщина, и не прошел и двух-трех шагов, как кто-то прыгнул на него. Его положили лицом к земле, заломили руки, надели наручники, затем подняли на ноги и пнули под зад. Он чуть не упал, его удержали.

- Иди!

И только тогда Динси понял, что попал в руки к ментам. Это они делали вид, что чинят машину. От злости он не знал, что делать, даже попытался дернуться. Где уж! тут же получил кулаком по спине. Из глаз брызнули слезы. Вытереть бы - да руки за спиной. Он зашмыгал носом. Его прислонили к машине и обыскали, не оставили места, где бы не прошмонали. Составили протокол вместе с понятыми. Динис, чтоб не видеть пакетик героина, лежащий на капоте, отвернулся.

9

Не понимает Дильбар Диниса. У него такой же девичий характер: посмотришь раз - лицо сияет в улыбке, беспрестанно шутит и смеется, а как начнет травить свои дурацкие анекдоты, так и не остановишь. Посмотришь в другой раз - он, словно убитый горем, весь день ходит хмурый. В такое время к нему лучше не подходить, услышишь такую гадость… К работе он не приспособлен. Оно и понятно, многие городские такие, как попросишь что-нибудь сделать - так сразу в отказ. А еще Дильбар удивляется - Динис вдруг раз, и куда-нибудь исчезнет. И что он находит в бесцельных шатаниях по улицам? Все по своей городской привычке - там работы нет, надо же как-то убивать дни.

Вот опять исчез неизвестно куда, даже не дождался ее возвращения из универмага. Ладно, пусть ходит, проголодается - вернется. Дильбар чувствует себя виноватой перед Нурзилей. И чего они там не поделили? Обнадежил девчонку, проводил разок и все на этом. А Нурзиля ходит теперь набыченная. Приходит редко. Недавно все крутилась возле Диниса, а теперь старается не попадаться на глаза. Дильбар попыталась расспросить, в чем дело, но та прячется. Дильбар намекала Динису, чтобы он рассказал, в чем дело было, но тот по своей дурацкой привычке только отшучивался.

Динис не появился и после обеда, и даже вечером, когда совсем стемнело. Они и не знали, что думать, что предпринять. Мубаряк-агай советовал сходить в центр. Может, он там застрял? Вместе с Дильбар и Нурзилей вызвался пойти и Раян. (Нурзиля, как услышала, что Динис пропал, сразу забыла обиду, прибежала вся в слезах). Расспрашивали всех встречных. Но Диниса никто его не видел. Растерянные, они зашли и в ночной бар, и даже - стыдясь - заглянули в казино. Но его нигде не быо.

Василя-апай, почувствовав, что парень запропастился не просто так, обеспокоенно ушла в спальню.

- Дильбар, ты сегодня сколько потратила? - крикнула она дочери. Подозрения ее оправдались. Не хватало крупной суммы.

- Может, он уехал к себе в Сибирь? - сам с собой говорил Мубаряк-агай. - Сел на поезд или даже полетел на самолете?

Как говорится - утка, когда волнуется, ныряет задом. Так и Мубарк-агай, хоть и понимал, что если он поехал домой, то доедет не сегодня, все равно позвонил с сотового. Телефон, само собой, не отвечал.

- Ты говоришь, поехал домой, так ведь все вещи здесь, - Василя-апай рылась в вещах Диниса. - И паспорт здесь. Без паспорта ни на поезд, ни на самолет не сядешь…

Мубаряк-агай снова вцепился в телефон. Если попался за драку, то привели в милицию. Но там его не было. И в больницу такой не поступал. И где он может ходить? Хоть бы не влип в какую-нибудь историю. Ходячее растройство! И если до утра не вернется, то ничего не останется, как сообщить милиции о его исчезновении. У всех в душе теплилась надежда, что он вот-вот войдет в дверь с виноватым лицом.

Ночь провели беспокойно. Ранним утром зазвонил телефон. Трубку снял Мубаярк-агай.

- Это Динис?.. Это он? - загалдели Василя-апай и Дильбар.

Мубаярк-агай жестом велел им заткнуться. Мать с дочерью терпеливо ждали, пока отец договорит.

- Попался с наркотиками, - выпучил глаза Мубаряк-агай и швырнув трубку на место. - Его милиция схватила.

- А? Что? - Василя-апай и Дильбар не могли ничего понять.

- Попался с наркотиками! - еще сильнее разозлился Мубаряк-агай на жену и дочь, до которых все не доходило, что случилось с Динисом. - В Уфе попался!

- Как… Как он попал в эту Уфу? С кем?

- Это уже у самого спросишь.

Василя-апай осела на диван.

- Что мы скажем его родителям? - На ее глазах выступили слезы. - Они же скажут, что мы не уследили за ее сыном.

- Нечего по Америкам шастать! - зло сказал Мубаряк-агай и поднялся с места. - Надо ехать в Уфу.

* * *

- А, родитель наркомана приехал! - сказал следователь.

- Простите, но я не его отец, - сказал озабоченно Мубаряк-агай.

- Он что, приемный сын?

Обычно, подростки, сбивающиеся с верного пути, бывают из неполных семей. Но Мубаряк-агай не понял, почему следователь задал ему такой вопрос. Он злился, что тот спрашивает всякую ерунду, но прикусил язык. В таких местах лучше попридержать язык.

- Это сын моего бажая.

- Что за бажай такой?

- Да муж сестры жены.

-А! - протянул селдователь, который так ничего и не понял. - Так где его родители?

- Уехали в Америку к дочери. Должны уже вернуться.

- Понятно… - Следователь неторопливо протер очки, неторопливо надел их обратно, словно для него не было дела важнее, чем это. - Родители, значит, развлекаются за границей, а сын их здесь бедокурит, нам дел прибавляет…

- А в чем дело? Что он натворил такого, за что надо было сажать? - осмелился спросить Мубаряк-агай. - Ведь совсем мальчишка.

- Так говорю же вам: у него в кармане найден наркотик. Ознакомьтесь с протоколом. - Следователь протянул бумагу. - За это законом предусматривается или штраф, или 15 суток ареста.

Голова Мубаярк-агай склонялась все ниже и ниже. Вот ведь, приходиться на старости лет краснеть за чужих детей.

- Скажите, пожалуйста, откуда он взял деньги? Наркотики ведь стоят дорого.

- - Он стащил у нас. - Мубаряк-агай не видел смысла скрывать это и от злости рассказал все, как было.

- Понятно, протянул следователь.

Хоть и не хотелось, но Мубаряк-агай согласился заплатить штраф. Сначала он подумал было - не подержать ли в каталажке этого выродка, но затем смягчился. Неизвестно, что там с ним могут сделать. Откуда знаешь, кого там держат под арестом. Да и на милицию надежды нет - они только и знают бить людей. Придется еще отвечать за него перед родителями. Потом и Василя не отстанет от него, все будет наседать - почему он не привез с собой племянника, почему оставил гнить в тюрьме. И еще добавит: козу скотиной не назовешь, бажая родственником не назовешь.

Хотя прошло уже около суток, Динис все так же был напуган, губы дрожат, глазами хлопает. Увидев Мубаряк-агая, он расплакался.

- Ошибся… простите… с кем не бывает…- все повторял он, проглатывая слова. - Вы уж не говорите ничего папе с мамой, если узнают, убьют…

Мубаряк-агай покачал головой, мол, до сих пор до тебя не дошло, что же ты натворил.

2005

Technorati :

2012 © Copyright information метр

Реклама

 

Права на тексты принадлежат авторам и переводчикам ( © ). Башкирский центр перевода художественной литературы.

Вход в систему

Счетчик

free counters

Яндекс.Метрика