Факил Мурзакаев встреча посреди дыма и огня войны

Факил Мурзакаев

Встреча посреди дыма и огня войны

Айсуак не тянул резину( этим он был похож на мать) - нагрел воду,


всыпал отрубей, размешал. Корова и четыре овцы тоже не заставили


себя ждать. Целый день они были взаперти, так что теперь жадно


хлебали и пили, потом принялись жевать солому. " Видать, голоду-


ха скрутила - соломой- то раньше брезгали!" - подумал мальчик.

Остатки соломы не стал выволакивать наружу, только сгреб в угол


сарая, стукнул воротцами,навесил петлю, закрыл. Завтра выходной,


в школу идти не надо, так что завтра и уберет. После вчерашнего


бурана навалило перед воротцами сугроб, его тоже надо раскидать.


В школе подзадержался, вот это есть. Можно было и не оставаться


играть в волейбол, все равно проиграли, да классный руководитель


не отспустил.Если бы сразу пришел, давно бы все закончил, не


пришлось бы так мучиться.

Четвертый день Айсуак один на хозяйстве, мать уехала и как в во-


ду канула, никаких вестей. Впрочем, работа ему привычна. И так


уход за скотиной, догляд за хозяйством лежит на нем - живут они


вдвоем с матерью. Уже знает, что делать, не ждет окрика, чтобы за


работу приняться. Раз нет человека, который о тебе позаботится,


что же делать, не приходится бегать с мальчишками на улице.


Только грустно от того, что один - в дом ли войдешь, выйдешь ли


во двор- все один да один.

И мать понимает Айсуак, не по доброй воле бросила она все хозяй-


ство на одиннадцатилетнего сына. Как попал ее старший сын Айбу-


лат, брат Айсуака, в Чечню, так потеряла она всякий покой, что-то


в ней оборвалось. Целыми днями говорит она о старшем сыне: "


Что-то писем давно нет. Написал бы две строчки, что жив-здоров,


руки бы не отсохли. У сердце-то у матери не камень..." Помолчит


минуту, потом опять: "Наверное, нет времени у него, среди та-


кой-то войны... Лишь бы был здоров." И так целый день.

Айсуак до этого новостей не смотрел, а теперь старается не про-


пустить. Как начнут по телевизору показывать репортаж из Чечни,


чуть в экран не лезет, хочет все рассмотреть. Может, брата пока-


жут. Мог бы и вперед выйти, когда их снимают, хоть на это-то ума


должно хватить. Сам-то от нас весточки ждет - не дождется. так он


думает о старшем брате. Посидит-посидит, потом начинает думать о


другом:" Почему у нас в деревне толькот одна программма показы-


вает? Вот в райцентре,там все программмы показывают. Я бы тогда


все новости смтрел. Может, его по другой программе показывают, мы


только не видим. Деревня-то между гор, потому и сигнал до нас не


доходит. Когда же они наконец телевышку построят?"

Сперва мать посмеивалась над Айсуаком, потом и сама втянулась


смотреть телевизор, уже не могла дождаться, когда начнутся новос-


ти. И ехать она решилась после того, как посмотрела по телевизо-


ру одну передачу. Какая-то женщина, оказывается, вывезла своего


сына из Чечни." Дорогие матери,- вещала она, роняя крупные


слезы.- Если не хотите всю жизнь горевать, сей же час собирай-


тесь в дорогу, спасайте своих дорогих сыновей.Здесь они никому не


нужны , никто им кусочка хлеба не даст, в холоде они и в голо-


де.Не верьте московским начальникам, им дела нет до наших сыно-


вей".

- Матушка, может и ты привезешь моего брата? - Айсуак посмотрел-


на мать глазами, полными слез.- А то убьют его там.


- Пусть ветер возьмет твои слова!- испугалась мать.- Я и сама об


это все время думаю.


-Чего же тогда...


- Не торопи, дай подумать....

Айсуак принялся готовить уроки, мать ушла на кухню. Через некото-


рое время, она накинула на себя шаль и, несмотря на мороз, ушла к


соседям.


- Пойду к Зайнап. Какая бы ни была, она человек ученый, нам не


чета.

Долго она ходила. Айсуак не ложился спать, хотя глаза уже давно


слипались.


- Сынок, посоветовалась я с Зайнап. Положившись на Аллаха, поеду.


- Езжай, мама, езжай.


- Ты уже большой, в пятый класс ходишь. Три-четыре дня поживешь


один. Будешь обедать у Зайнап,ночевать будешь дома, позовешь ко-


го-нибудь для компании. За скотиной как-нибудь приглядишь, коро-


ву-то доить не надо, она скоро отелится. Да и Зайнап, как освобо-


дится, тебе поможет.

- Об этом не думай. Лучше брата привези.


- Придется мне потратить те деньги, который за бычка выручили, -


смущенно сказала мать. - Хотела брата твоего приодеть, когда он


из армии вернется, да видно не судьба. Был бы цел, одежда найдет-


ся, если будет на то воля Аллаха.

- Ладно, ладно,- пробурчал Айсуак. Мать, не мешкая собралась и


уехала.

Соседка Зайнап принесла Айсуаку пообедать, сказала - проголо-


даешься, заходи. С тем и ушла. Ходить к соседям как бедному род-


ственнику не хотелось, Айсуак перешел на чай и хлеб, который мать


напекла перед отъездом. Как-то попробовал сварить суп, но то ли


макарон переложил,то ли вода выкипела, да только получилась ка-


кя-то невкусная каша. Хотя вроде все сделал правильно и от плиты


не отходил.

Привычку смотреть новости айсуак не забросил. Сделает дела по хо-


зяйству, что-то оставит на завтра и спешит к телевизору. Надеет-


ся или мать, или брата увидеть. А может, как в "Поле чудес" еще и


привет передадут, тогда вся деревня будет смотреть, раскрыв рты


от удивления.

В этот раз новости были совсем короткими. Диктор, почему-то улы-


баясь до ушей, сказал, что в прошедших боях наши войска не поте-


ряли ни одного человека, только два солдата пропали без вести.

- Неужели нельзя жить в мире? - думал Айсуак.- Чего они там не


поделили?" Это мучило его с самого начала войны в Чечне. Если по-


думать, то и раньше было много войн. Слишком много. Как им не на-


доело вовевать? В семнадцатом Ленин-бабай с большевиками сделал


революцию. Потом гражданская война. С тех времен еще окопы сохра-


нились недалеко от деревни, на горе Богдан. Айсаук там рылся


вместе с мальчишками, искал патроны или что попадется. Но сколько


ни рылись, кроме гильз, ничего не нашли.Потом на нас напали фа-


шисты. Только из деревни около ста человек ушли на фронт. Верну-


лось тридцать. Потом Афганистан. А теперь вот Чечня... Почему мы


все время воюем? Айсуак однажды спросил об этом на уроке истории.


Учитель ничего вразумительного не сказал: "Кто его знает? Люди


всегда на чужое богатство зарятся, прямо как дети."

Айсаук вздрогнул от стука в дверь. Решив, что это вернулись мать


с братом, он бросил чистить картошку и кинулся к двери как был -


с ножом в руке. Распахнул ее, не спрашивая, кто пришел. От него


отпрянули две девушки.


- Ты что, Айсуак? не узнаешь нас? Это мы, Рашида и Сабиля!- ска-


зала одна из них.


- Чего верещите? Заходите! - буркнул Айсуак озадаченным девушкам.


- А ты чего с ножом выскакиваешь? Боишься, когда в доме никого?


Айсуак, только сейчас увидев нож в руке, засмеялся:


-Да это я картошку чистил.


- Ну ты нас испугал, кайенеш! - сазала Рашида, когда они с подру-


гой прошли в дом.

Рашида - девушка Айбулата. Всякий раз она подшучивает над Айсуа-


ком, называя его кайенеш. Этим словом называют младшего брата му-


жа. Всякий раз она выспрашивает, что там слышно об Айбулате. Вот


Вот и сейчас она стала быстро-быстро говорить:


- Шли в клуб, смотрим - свет у вас горит, дай думаю, проведаю.


Может, мать твоя приехала.


- Не приехала еще, - пробурчал Айсуак.


- Не вешай нос, приедет. Это же не в райцентр съездить,- Рашида


забрала нож из рук Айсуака. - Сама почищу. Сабиля! - позвала она


подружку. - Поставь сковородку на плиту. Давай-ка мы с тобой по-


кормим кайенеша, он, небось, проголодался. Как бы ноги не протя-


нул, пока мать вернется...


- Да тут ни одной чистой посудины, - всплеснула руками Сабиля,


порывшись на кухне.


-Э, кайенеш, кайенеш! - Рашида потрепала Айсуака по голове. -


Разве так хозяйство ведут? Так на тебя ни одна девушка не посмот-


рит.


- Больно надо,- сказал Айсуак и отодвинулся.


- Прямо как брат, важный! - ласково сказала Рашида. - Ничего, вот


шибанет в нос девический дух, посмотрим, как будешь за ними бе-


гать.

Девушки решили не идти в клуб, остаться ночевать. Попили чаю и


взялись за уборку: перемыли посуду, помыли полы, прибрались в до-


ме. Отвыкший от женской руки, дом прямо засиял. Узнав, что нет


хлеба, Рашида поставила тесто:


- Испеку хлеб. Если матери нет дома, это не значит, что ты дол-


жен пустой чай хлебать.

С тех пор она приходила каждый день, кормила Айсуака, помогала по


хозяйству.

Мать приехала через неделю. Айсуак, не поздоровавшись, спросил:


- Видела брата?


- Видела, сынок, видела! - мать разделась и прошла в дом. - Он,


слава Аллаху, жив-здоров!


- Почему не привезла? Сама же говорила, что привезешь!

- Как же, заставишь его! До чего похож на отца, господи, прости!


Ну надо же быть таким самовольщиком! Вот отец твой через это


погиб.

Айсуак помнит - его отец пошел купаться на Белую и не вернулся.


Люди потом говорили, что он с пьяных глаз вызвался спрыгнуть с


вышки.

Пришли соседи. Сидели до поздней ночи. Айсуак уже устал ставить


чайник на плиту и заваривать чай.

- Не одна я такая, кто сына своего с войны вызволять поехал, -


говорила мать. - В Уфе, в аэропорту, встретила я двух таких жен-


щин.Два дня не могли улететь. Говорили, что нет самолета. Нач-


нешь спрашивать, говорят, что по техническим причинам. Наконец


улетели в Минводы.

У кого что болит, говорят в народе, вот Зайнап и вставила слово:


Это город Минеральные Воды. Туда денежные люди ездят лечиться.


Вот жизнь прошла, а побывать там не пришлось.

- Постой, Зайнап, дай слово сказать, - зашумели соседи.


- Нашли машину, поехали в Моздок. Все туда едут, в самой Чечне


все аэропорты закрыты.А там суматоха страшная! Улицы полны воен-


ных,танки, какие-то машины, которых я даже в кино не видела. Над


городом самолеты и вертолеты летают. Вдалеке стреляют, что-то


взрывается. Поначалу было страшно, потом мы стали привыкать. Не


до этого, нам бы сыновей своих найти. А с нами никто разговари-


вать не хочет, молча отворачиваются и уходят, кого ни спроси. Но-


чевали у одного ингуша. Хозяин, старик с длинной седой бородой,


посоветовал поискать у военных, которые стоят под городом.

Ранним утром вышла в дорогу. Полно людей - женщины, старики. с


ними дети, узлы, тюки. Потом узнала, что беженцы. Попали под бом-


бежку. Мать смахнула слезу.

- Бедняги...

- Вот так брось нажитое годами и уйди...

- Тут уж не выбираешь, что дороже - жизнь или имущество...

- Целый день я ходила между частями, но ничего не вышло. - Мать


глубоко вздохнула. - И только вечером другого дня я наконец отыс-


кала своего сыночка. Шла еле-еле, уже возвращалась на квартиру,


как меня по-башкирски окликнули из темноты: Мама, это ты? Ты что


здесь делаешь?.. Я так и обомлела. Ни вперед шагнуть не могу, ни


назад... Сын мой подбежал, обнял меня. Тут я заплакала. Смотрю,


он тоже плачет.


- Мама, а он с автоматом был?


- Тебе только про автомат,- скривилась Зайнап и больно ущипнула


Айсуака.-На войне у всех есть оружие...


- Был автомат, был. На голове каска, сам в бронежилете - настоя-


щий солдат, - сказала мать и продолжала. - Я ему говорю - Айбу-


лат, я приехала за тобой, а он и слышать об этом не хочет. "Мне


полгода осталось, не хочу быть дезертиром. Как я своим


друзьям-товарищам в глаза посмотрю?" - все на своем стоит. А сам


о домашних делах спрашивает. Даже про кошку спросил, ничего не


упустил. Видать, крепко соскучился сыночек.

- Конечно, соскучился! - вставила свое слово одна из женщин.- На


чужбине, говорят, и пес родней покажется.

- И тебе доченька, привет передавал, - сказла мать Рашиде, кото-


рая сидела поодаль. - Письмо прислал. Наказал, чтобы только тебе


в руки отдала.

Покрасневшая девушка неловко спрятала в карман сложенный вчетве-


ро лист бумаги.

- Потом я подняла голову, смотрю - а нас солдаты окружили. Това-


рищи Айбулата. Некоторые поздоровались, заговорили. "Какой ты


счастливый Айбулат, к тебе мать приехала",- говорят. Видно по ли-


цу, что недоедают. Месяц, наверное, в бане не мылись. На следую-


щее утро сварила я на квартире суп, принесла. Айбулат один есть


не захотел, позвал своих товарищей.Давно они, оказывается, горя-


чего не ели. Очень благодарили. А я все твержу - поехали да пое-


хали. Вижу, Айбулат сильно рассердился. "Если ты меня своим сы-


ном считаешь, сказал, мне этих слов больше не говори"...

Соседи зашумели:


-Его покойный отец был такой же самовольщик.


- Что сам решит, только то и делал.

- Вдруг солдаты забегали, танки стали разворачиваться,- продолжа-


ла мать, смахнув слезу. - Собрался и Айбулат."Мама, сказал он, -


большее ты уже вытерпела, вытерпи меньшее, - так сказал. А сам,


смотрю, потихоньку слезы утирает. " Вот увидишь, в начале лета


непременно вернусь. Больше не приезжай, деньги зря не трать, вре-


мя сейчас и так тяжелое."


- Это вряд ли, как это у него ума хватило так сказать... - недо-


верчиво протянула Зайнап.

- Да, так и сказал.

Соседи поддержали:


- Верим, верим, так и сказал. Он с детства был благонравным.


- Дай Бог встретиься с ним, живым и здоровым!

Наконец соседи разошлись, пожелав счастья и благополучия всей


семье.

В ту ночь в доме долго горел свет. Товарищи Айбулата отправили с


матерью много писем, и они с Айсуаком долго раскаладывали их по


конвертам и надписывали адреса. Они не знали, что эта встреча бы-


ла последней, что в ту самую ночь Айбулат сгорел в танке во вре-


мя жестокого боя с чеченскими боевиками.

перевод Айдара Хусаинова

апрель 97-го года

Technorati :

2012 © Copyright information метр

 

Права на тексты принадлежат авторам и переводчикам ( © ). Башкирский центр перевода художественной литературы.

Вход в систему

Счетчик

free counters

Яндекс.Метрика