«Я приду через годы к родным берегам…»

 

Научно-практическая конференция учебно-исследовательских и проектных работ учащихся Поволжского федерального округа 

              «Я приду через годы к родным берегам…»

Автор: Юлтыева Розалина Ярулловна

ученица 11 класса  МБОУ «Красногвардейская гимназия»

Красногвардейского района Оренбургской области

461150 Оренбургская область Красногвардейский район с. Донское ул. Советская д.16

тел: 8(35345)3-18-94

Руководитель: Юлтыева Эльвира Газизовна

учитель  истории и обществознания

тел: 89033932955

 

                                                                                                          jultyeva@rambler.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2013

Введение………………………………………………………………………………3  

Глава 1. «Самородок земли юлтыевской»……………………………………………………………………………6

Глава 2. Воспоминания друзей, соратников……………………………………………………………………………..10

Глава 3.Семья …………………………………………………………………...........13

Глава 4. «Я приду через годы к родным берегам»………………………………………………………………………………….22

Заключение……………………………………………………………………………...29

Библиография………………………………………………………………………….30

Приложения…………………………………………………………………………….31

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Наш район находится далеко от городского шума машин и движения поездов, мы живем спокойной и размерной жизнью, соблюдаем традиции и быт своего народа. и конечно же, чтим тех, кто прославил нашу родную сторонку -  Красногвардейскую землю. Одним из таких людей среди плеяды великих земляков нашего района является писатель, драматург и поэт - Даут Юлтый. «Сын Отечества» своего, который отдал жизнь и посвятил свое творчество своему  народу и стал ярким примером, настоящим  патриотом своей Родины. Личность Даута Юлтыя неординарная и вызывает массу вопросов, которые и на сегодняшний день остаются открытыми и не решенными, но я в своей работе попробую, ответить на некоторые, определив перед собой цель и ряд задач.

Цель работы: изучить жизнь и творчество нашего земляка Д. Юлтый, создать сборник стихов,  привлечь внимание общественности к личности знаменитого земляка.

Задачи:

  • Изучить историю семьи Д. Юлтыя
  • Познакомиться со всеми документами со статьями газет и журналов о творчестве Д. Юлтыя и его детей.
  • Установить связь происходивших событий в России с личностью Д. Юлтыя
  • Поставить памятник писателю в селе Юлты.
  • Перевести стихи Д. Юлтый и создать сборник.

Актуальность данной работы очевидна, изучая, жизнь и творчество наших земляков мы тем самым увековечиваем память о них, и сохраняем самое ценное и дорогое для подрастающего поколения не только нашего района, но и всей страны.

Новизна работы состоит в том, чтобы раскрыть неизвестные страницы истории жизни и творчества  нашего земляка Д. Юлтый.

Для написания исследовательской работы были использованы следующие методы:

  • Беседа с заведующим школьным музеем д. Юлты и главным специалистом Центральной районной библиотеки Мамбетовой  Г.С.
  • Анализ и синтез архивных материалов, статей.
  • Переписка с родственниками Д. Юлтыя.

Объект исследования: жизнь и творчество Д. Юлтыя

Предмет исследования: Д. Юлтый.

Практическая значимость: сохранить память о поэте и драматурге Д. Юлтый создав сборник его стихов. И увековечить личность, Д. Юлтый поставив, памятник в родно селе.

В ходе написания исследовательской работы были использованы различные источники и литература, но, к сожалению, в библиотеках нашего района очень мало материала о жизни Д. Юлтыя, поэтому главными источника написания работы были статьи газеты «Красногвардеец», журнала «Ватандаш», Большая энциклопедия Республики Башкортостан, ну и конечно же, сочинения Д. Юлтыя, которые требовали перевода, ведь большинство из них написаны на башкирском языке. Очень важным источником послужила   книга Н. Юлтыевой -  «Адажио моей памяти», и М. Сайфи «Дуслар». Все эти источники  и альбомы, которые были найдены в музее школы им. Д. Юлтыя дали основу для написания данной работы. Также очень ценным источником для нас было, то, что мною был найден альбом моего дедушки Юлтыева Закарьи Баймухаметовича с фотографиями Д. Юлтыя и его семьи.

История России писали и пишут люди, отдав всего себя ради идеологии, ради мира и светлого будущего и мы не должны о них забывать, мы должны чтить и помнить о них и  нести их славу будущим поколениям.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Самородок земли юлтыевской…»

Даут Юлтый – один из основоположников башкирской литературы. Его яркий жизненный путь, многообразная общественная творческая деятельность составляют знаменитые страницы истории башкирской национальной культуры. Этот великий поэт и революционный деятель был нашим земляком.

18 апреля 1893 года он родился в деревне Юлты (совхоз имени Пушкина) в семье бедняка. Отец и мать всю жизнь были батраками. И маленькому Дауту очень рано пришлось испытать трудности подневольного труда. Начальной грамоте мальчика учил отец, он же пробудил любовь к книгам. Несколько лет Д. Юлтый учился в родном ауле, затем в медресе города Сорочинска. Там в 15 – летнем возрасте был написан первый стих «Собирайтесь Друзья». Способный к учебе мальчик стремится попасть в медресе города Оренбурга, но нищета не дает ему возможности осуществить эту мечту. С целью дальнейшей учебы он отправляется на заработки в Казахстан, а потом работает в селе.(1)

Жизнь поэта была тяжелой всегда, с самого детства. В 1914 году началась Первая мировая война. Так осенью этого года Даута Юлтыя мобилизуют в армию, и вскоре он попадает на фронт. Годы окопной жизни, несомненно, сказались на мировоззрении и творчестве поэта. В стихотворении «Ранец» он открыто обвиняет предателей Родины, которые затеяли эту бойню. К Февральской и Октябрьской революциям он пришел идейно закаленным. В эти годы поэт вел активную пропаганду революционных идей среди мусульманских солдат. А по возвращении в родные края в 1918 году занимается общественной деятельностью. Д. Юлтый родился очень активным и трудолюбивым человеком, поэтому за короткий срок он завоевывает доверие и уважение населения. Его избирают делегатом на первый съезд Советов Бузулукского уезда, затем делегатом первого съезда Советов в г. Оренбурге. В 1919 году в политотделе Первой революционной армии он исполняет обязанности сначала секретаря, затем редактора газеты «Красная звезда». С 1920 по 1921 годы он военный комиссар Тук – Суранского канткома РПК. После он назначается редактором Стерлитамакской газеты «Красный богатырь», в Башкирии. В 1921 году Даут Юлтый участвовал в работе 9 Всероссийского съезда Советов и встречался с В. И. Лениным. В 1922 году писатель переезжает в Уфу и работает редактором газеты «Башкортостан», журналов «Новый путь» и «Знание». В 1925 – 26 годах Даут Юлтый учится в институте Красной профессуры в Москве и получает высшее образование литератора. Там сотрудничает с журналом «Рабочий». До 1929 года работает в Центриздате.(2) Да действительно  наш земляк сделал много для своей Родины. Кто знал, что простой паренек Даут Юлтыев из деревни Юлты достигнет таких высот и славы. А откуда появилась такая знаменитая фамилия Юлтыев?

Много интересного дают старинные башкирские записи, так называемее шежере. Они дают возможность проследить за жизнью целого рода, семьи, племени или, наконец, за судьбой отдельного человека. В давние времена на берегах Агиедли (р. Белая) проживало племя башкир, состоявшее из тринадцати родов. Из одного рода отделилась небольшая часть и переселилась на территорию Башкортостана. Они занимались скотоводством, охотой, рыболовством, вели полукочевой образ жизни. Со временем это так называемое племя переселилось на берега р. Ток. Сначала их становища были только летними, но прошло немного времени и они стали постоянным местом жительства. Через некоторое время ниже по течению р. Ток посилились Юлтый и Юлдаш. Их имена остались в названии деревень (Юлты, Юлдашево). По мере появления других башкирских поселений была организованна волость, центром которой была деревня Староюлдашево. Значит Юлтый Суюндуков и Юлдаш Якшимбетов были кровными родственниками. Нить Юлтыя Суюндукова (в шежере) на 12 – й ветви кончается пятым сыном Юлтыя – Муллагулом. Аксакал Муллагул – его сын Исках – и его сын Юлтый.(4) Далее эту ветвь продолжают многочисленные родственники писателя, которые живут и здравствуют и в наше время. Итак, Юлтыев Даут Исхакович или Ишембаевич? В разных источниках говорится по - разному.

Сегодня, спустя век со дня смерти писателя, нам, его землякам, дорого все, что связанно с его именем, жизнью и деятельностью. Немаловажный интерес в этом плане представляет переписка односельчан писателя с Институтом истории языка и литературы Башкирского филиала Академии наук СССР, продолжавшаяся в течение 1983 - 1985 годов. Материалы предоставил один из жителей д. Юлты. Речь идет о восстановлении подлинного отчества Д. Юлтыя. Дело в том, что в прижизненных публикациях писателя его отчество не указывалось. По свидетельству родственников и односельчан писателя его отцом был Ишембай Муллагулович. Об этом же свидетельствует и «История советской башкирской литературы», опубликованная в 1963 году Башкирским государственным университетом. Однако при создании научной биографии Даута Юлтыя было установлено, что он носил отчество Исхакович (свидетельство тому – личное дело писателя). Поскольку в официальных документах, заполненных самим Даутом Юлтыем, его отчество значится Исхакович, то в шестидесятых годах именно это отчество и вошло в литературу. В письме  которое было найдено в архивах моего дедушки Юлтыева З.Б. говорится: Мы, односельчане и родственники Даута Юлтыя хорошо помним его родителей. Родным отцом писателя был Ишембай Муллагулович Юлтыев, а матерью Хакимя Ильназарона Мусина. Нам дополнительно известно, что у Ишембая Муллагуловича кроме Даута было еще три сына и дочь. В то же время в деревне Юлты проживал Исхак, но у него был единственный сын Галиакбар, который умер в 1920 году. Родословная Даута Юлтыя такова: Суюндук – Юлтый – Муллагул – Ишембай – Даут –Тан (Тан – сын писателя). В октябре 1985 года жители деревни Юлты получили ответ, подписанный директором Института истории языка и литературы башкирского филиала Академии наук СССР, доктором исторических наук Х. Ф. Усмановым. В нем сообщалось, что после обсуждения вопроса о восстановлении подлинного отчества Д. Юлтыя принято решение о том, чтобы в последующих изданиях книг писателя, справочных материалов и исследований о нем восстановить подлинное отчество писателя – ИШЕМБАЕВИЧ.(8)

Даут Юлтый очень хороший человек. Об этом свидетельствуют все книги, статьи газет, даже воспоминания его супруги – Фатимы Юлтыевой: В 1921 году Даут в числе небольшой башкирской делегации был на приеме у  В. Ленина (об этом упоминалось и ранее). Он часто рассказывал о той встрече. Она вписалась ему в сердце на всю жизнь. После смерти Ленина он не мог спать по ночам, почернел от горя, стал замкнутым. «Все время вижу его перед собой», - говорил он мне. Потом написал стихотворение «Стон проводов», посвященное памяти Владимира Ильича Ленина. И вообще стихи он писал почти каждый день, просто не мог без этого жить. Также писал рецензии на спектакли, статьи для газет. Очень любил музыку и часто не громким, но задушевным голосом напевал протяжные народные песни. Иногда, бывало, притопнет ногой или покружит в танце. В 1936 году по решению правления Союза писателей Даута уволили с работы. Он с большим рвением стал трудиться над своими произведениями, подготовил третий том стихотворений и поэм. Работал над второй частью романа «Кровь» и другими произведениями. В мае 1937 года он закончил вторую часть романа и сдал ее в редакцию издательства. Однако вышла она только в 1970 году на башкирском и русском языках. В июле 1938 года мы простились с мужем навсегда он погиб в пору расцвета своей жизни и творчества. (2)

Да действительно, в июле 1938 годы мы простились с великим башкирским поэтом, нашим земляком – Даутом Юлтыем. Министерство Башкортостана сообщает:  Юлтыев Даут, 1893 года рождения, уроженец д. Юлты, Оренбургской области, башкир, гражданин СССР, из крестьян, член ВКП с 1919 по 1937 годы, образование высшее, литератор, секретарь ССП, до ареста проживавший по адресу: г. Уфа, ул. Зенцова, д. 2, кВ. 7, 27 июля 1937 года был арестован по ложному обвинению в участии в контрреволюционной организации. Выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР 10 июля 1938 года приговорила Юлтыева Д. И. к ВМН – расстрелу. Приговор приведен в исполнение 10 июля 1938 года в г. Уфе. Захоронение расстрелянных в те годы осуществлялось на Сергиевском кладбище г. Уфы, но установить точное местонахождение его могилы не представляется возможным, так как они в то время не фиксировались. 7 июля 1956 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговор выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР от 10 июля 1983 года в отношении Юлтыева Д. И. и уголовное дело в отношении его производством прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления. Он реабилитирован. Посмертно… (5)

Много ли от этого толку? Нет, всего лишь бумажка. Конечно, Даут Ишембаевич не дожил бы до нашего времени, но, во всяком случае, прожил бы больше 45 лет. Мы хотим больше узнать о жизни нашего земляка, выдающегося писателя – Даута Юлтыева. Хотя сам писатель не считал себя выдающимся. 

Не Лермонтов… не Пушкин я,

Не Байрон… Я безвестен.

Я из низов, со дна житья.

Как и мои все песни.(3)

            В этих строчках вовсе нет противопоставления себя упомянутым великанам поэзии. Наоборот, здесь есть преклонение перед ними и скромное признание своей роли, выразителя дум простого народа. Ни свидетельствует ли это о том, что Даут Ишембаевич Юлтыев очень хороший и настоящий человек?! Конечно, да! Он прожил очень яркую жизнь и оставил нам – его «детям и внукам» такое хорошее и большое наследие. Мы всегда будем благодарить его за то, что он сделал для нашей Родины и для нас.

                      

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Воспоминания друзей и соратников

Что осталось нам после смерти Д. Юлтыя? Его произведения, школа его имени, музей и теплые, такие искренние воспоминания близких ему людей – друзей, соратников и учеников. Их, конечно, уже нет в живых, но живы их любящие слова, жива память.  К сожалению мало кто занимается в наше  время переводами, но мне было очень интересно и увлекательно, перевести воспоминания друзей с башкирского на русский язык.   Вот что у меня получилось.(4)

Зухра Тупеева

Когда я работала учительницей, осенью 1930 года в наш колхоз приехал Даут Юлтый. Мы познакомились и начали вместе работать. Он не знал усталости, работал в поте лица днем и ночью. Среди населения был очень хорошим партийным работником. Когда встал вопрос о новом названии колхоза, все предложили имя Даута Юлтыя. Я думаю, что люди, живущие в этом колхозе, вспоминают его с любовью и уважением. (4)

Закарая Юлтыев

Октябрьская социалистическая революция принесла нашему народу мир, счастье и спокойствие. На доске почета среди фотографий воевавшего народа висит фотография нашего башкирского писателя Д. Юлтыя. Он был первым комиссаром. Он вел много работ с населением. Люди, которые с ним работали, хорошо о нем отзываются. Жизнь Д. Юлтыя тесно связана с Башкортостаном. Когда он там работал часто ездил на Родину. Впервые мы – ученики увидели его в мае 1935 года в д. Юлты. 20 мая 1935 года у нас в школе учительница Сабира Суюндукова организовала встречу с Д. Юлтыем. Хоть мы и читали произведения писателя, встреча с ним оказалась очень интересной, оживленной и радостной. На этой встрече поэт пожелал нам здоровья, счастья, хорошо учиться и много работать. Эта встреча оставила у нас незабываемые впечатления. Учителя попросили его сфотографироваться  с нами на память. Его образ и сейчас не уходит из памяти людей. В нашей деревне каждый год отмечается его день рождения. Ему посвящаются пьесы, стихи и концерты. Это вошло у нас традицию.(4)

 

Ибрагим Мажитов

Когда Даут Юлтый приезжал в Уфу он всегда встречался с редакторами газеты «Башкортостан», интересовался их работой, долго с ними разговаривал, бывал у них дома, смотрел, как они живут. Он написал книгу, посвященную работавшим пенсионерам редакции. Они с удовольствием читали его книги. Когда писатель работал в журнале «Октябрь» редактором, его работы всегда печатались в журнале ФЗО. Он очень любил беседовать с детьми о том, какие у них есть трудности. Всегда говорил, что мы молодые очень счастливые и пожелал, чтоб мы всегда старались жить в мире и согласии.(4)

Гумар Зайнулин

В город приехал отвечать на все вопросы. После этого мы начали часто встречаться. В 1927 году он приезжал к нам отдыхать с семьей. Мы пили кумыс, вспоминая былые времена, гуляли возле речки, так как Даут это очень любил. Эта встреча была не последней. В 1933 году мы увиделись в Ташкенте, когда я служил в рядах Красной армии. В посдавлеканово в 1925 году приехал башкирский писатель Даут Юлтый. У меня появилась возможность познакомиться с ним. Он как раз начал издавать книги на башкирском языке. За 3 – 4 дня побывал во многих местах, и успел сделать множество работы. Он показал нам, как надо производить газеты и журналы. Встреча его читателей прошла очень живой и интересной. Там он рассказывал много интересных башкирских историй. Последняя же наша встреча была в Узбекистане на съезде писателей в театре имени Свердлова. Больше мы не виделись…(4)

Александр Жаров

Я помню Даута Юлтыя. Кажется, в конце 1921 года, когда я работал в отделе печати Центрального Комитета комсомола, Даут Юлтый зашел к нам по делам комсомольской печати Башкирии. Он был встречен с особым интересом. Мы знали, что Д. Юлтый вместе с другими башкирскими товарищами был на приеме у Ленина. Едва успев познакомиться, мы обрушили на Юлтыя свои многочисленные вопросы.

Ответы были краткими. Застенчиво передал нам товарищ Юлтый и свои общие впечатления от встречи с Владимиром Ильичем, заключив их словами: - Я и сейчас не преодолел еще волнения… Это легко понять…

Даут Юлтый был для меня старшим товарищем и по возрасту и по творческому стажу. О том, что он пишет я узнал позже, вероятно в 1924 году. Мне было неловко признаться в том, что поначалу считал Юлтыя поэтом, делающим первые шаги, подобно многим из моих соратников. Оказывается, он писал и искал свой поэтический путь еще в дореволюционные годы.

Вполне естественно, что поиски пути проходили под влиянием поэтов, близких Юлтыю по языку. Большое воздействие оказал на него крупнейший татарский - поэт Г. Тукай. Но Юлтый принадлежал к числу тех певцов своего народа, которые понимали необходимость приобщения к высшим достижениям культуры всех народов.

Добрым и благодарным словом помянут читатели одного из славных глашатаев жизни, согретой дыханием Октября, поэта Даута Юлтыя.(4)

Со слов друзей и учеников писателя, да и из его жизни следует, что он был трудолюбивым, добрым, умным, талантливым человеком. Да всех его качеств не описать. Одним словом – это великий человек. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3. Семья

Даут Юлтый  вырос в семье батраков и с самого детства был приучен к работе и труду. Он был не единственным ребенком в семье. Ишембай Муллагулович Юлтыев и Хакимя Ильназарона Мусина (Юлтыева) родили четырех сыновей и одну дочь. Их звали: Галиллула, Набиулла, Лутфулла, Даут и Акбика. Родители Даута и старшие братья умели читать и писать по тюрко – татарски и научили этому Даута. В семье Юлтыевых хорошо знали фольклор своего народа, все дети с детства были приучены жить честным трудом и помогать друг другу. Потомки этой семьи и ныне бережно хранят историю своего рода. Даут Юлтый продолжает свой род сыном Таном и дочерью Нинелью. (6)

Сын Тан родился в 1923 году. Тан Даутович после окончания Самаркандского университета переезжает в Уфу, и вся его трудовая жизнь связана с курсантами авиационного училища г. Уфы. Всю жизнь проработал здесь и спустя много лет ушел на пенсию. Его жизнь не такая уж яркая по сравнению с жизнью его сестры. (6)Но определенные трудности все же были. Годы репрессий натворили много бед. Что ждало в эти времена детей репрессированных родителей? В лучшем случае детдом. – К счастью, мы с Таном избежали этой участи, - рассказывает Нинель Даутовна. – Моим спасителем стал Александр Викторович Ширяев. Сколько буду жить, столько буду благодарна этому человеку, заменившему мне мать, и отца, и впервые указавшему путь на балетную сцену. Я училась в третьем классе, когда прошел слух, что в Уфе набирают детей в ленинградское хореографическое училище. Это было в 1935 – ом году. Инициатором создания при училище национального отделения и был А. В. Ширяев. В тот год набор в основном проводили среди детдомовцев, детей – сирот. А в 36 – ом, когда ленинградские педагоги снова приехали в Уфу, обратили внимание и на меня, точнее, на мои «балетные ноги». Вот так я и попала в Ленинград. Когда после ареста папы все рухнуло, мы получили письмо и деньги от Ширяева. Узнав о случившемся, Александр Викторович – старейший педагог училища, в прошлом известный танцовщик – сразу же начал хлопотать о том, чтобы мне разрешили продолжить учебу в Ленинграде. И добился-таки своего. В общем, мама посадила меня на поезд, и я уехала. Училась и жила в интернате. Александр Викторович взял на себя всю заботу обо мне: обувал, одевал, помогал, чем мог. (5)

Война перепутала все планы. Аттестат об окончании училища Юлтыева получила лишь в мае 1949 года. А после начала Великой Отечественной войны она приехала в Уфу и оформилась артисткой балета в Башкирский театр. Зимой 1943 года Миринский театр и хореографическое училище эвакуируют в Пермь, туда же отправляется Нинель  Даутовна. Ее мать – Фатиму Гильмановну освободили только в 1947 году и дочь сразу же забрала ее к себе, тогда уже в Казань. В Казани она работала главным балетмейстером в театре имени Мусы Джалиля. После этого многолетние командировки в Египет, США, Венесуэлу. К тому времени ее мастерство достигло больших высот в балете, а талант по достоинству оценил сам Рудольф Нуриев. Все эти годы Нинель Даутовна оставалось дочерью своего отца, и носила его фамилию. Из 70 лет жизни 55 отданы хореографии, которые вместили в себя деятельность Юлтыевой – балерины, балетмейстера, педагога. Вот что о Нинель Даутовне пишет заместитель Премьер – министра – министр культуры Республики Башкортостан – Зиля Валеева: О Нинель Юлтыевой можно рассказывать очень долго, потому что это по – настоящему удивительная женщина. Хоть и говорят: век балерины недолог, на ее примере мы видим, что бывают счастливые исключения. Творческий век Нинель Даутовны на радость всем нам оказался долгим, и дай Бог, чтобы он длился и длился…(5)

К сожалению, моему поколению, не довелось воочию увидеть танец Юлтыевой, но подшивки газет пятидесятых- шестидесятых годов хранят восторженные отзывы зрителей и балетных критиков о созданных ею на сцене образах. В 1956 году Татарский государственный театр оперы и балета открылся ее спектаклем «Одиллии». (5)

Блестящее образование позволило Нинель Юлтыевой сначала стать солисткой Башкирского театра, а затем на многие годы прима – балериной татарского балета. В Казани она станцевала весь классический и национальный репертуар.  После завершения сценической карьеры она продолжила свое служение искусству балета в качестве хореографа и педагога. И не только  в республике, но и в дальнем зарубежье.(5)

Не менее значительна и сегодняшняя ее деятельность. Нинель Даутовна по – прежнему в трудах и заботах о будущем татарской хореографической культуры, ныне как художественный руководитель Казанского хореографического училища. Надо видеть, как она радуется каждому новому приобретению, как переживает за своих учеников и выпускников училища. Ее можно встретить и в Аппарате президента, и в правительстве республики Татарстан. Сегодня она стучится во все двери, чтобы обеспечить внимание к проблемам училища, создать лучшие условия для учебы и быта учащихся. (5)

Народная артистка России, Татарстана и Башкортостана, член Петровской академии наук и искусств, обладательница приза «Душа танца», профессор Юлтыева Нинель Даутовна недавно отметила свой восьмидесятилетний юбилей, который пришелся на 2006 год, объявленный указом Президента Татарстана М. Ш. Шаймиева Годом литературы и искусства. И это символично. Благодаря таким ярким творческим личностям и подвижникам в полном смысле этого слова, как Нинель Юлтыева, наша республика продолжает удерживать высокую планку профессионального хореографического искусства- эти слова были адресованы Нинель Даутовне(5)

            Вообще семья Юлтыевых всегда была дружелюбной и сплоченной. Все конечно зависело от них самих, но все же глава семейства – это отец Даут Юлтый. Он всегда любил и слушал свою маму - Хакиму Ильназаровну Мусину (Юлтыеву). Она всегда учила сына быть честным, скромным и осторожным. О наставлениях своей матери поэт пишет:

Глубока река – течет бесшумно,

А мелка – журчит меж берегов,

Безопасный враг бывает умным,

Будь подальше от

глупцов – дружков!(3)

            Все начинается с семьи. «Адажио моей памяти», так называется книга, которую написала Нинель Даутовна о своих родителях. В семье Даута Юлтыя все было хорошо. В Уфе сначала жили в деревянном двухэтажном доме (на его месте теперь стоит здание курултая), это была коммуналка, им дали комнату на втором этаже. Дочь – Нинель появилась на свет раньше срока – семимесячной… была очень слабой, что даже плакать не могла. Все говорили, что она умрет, конечно, кроме матери – Фатимы. Она кормила дочь и молоком, и выжатым собственными руками соками из одной бутылочки. Вот так и выходила.(5)

            Фатима работала в аптеке фармацевтом. Даут Юлтый по тем временам занимал высокое общественное положение. Известный писатель, драматург, главный редактор нескольких газет и журналов, а в Москве он возглавлял башкирский сектор Центрального издательства народов СССР. Жену Даута Юлтыя звали Фатимой, но полное ее имя, по паспорту, Бибифатима Гтльмановна. «Биби» - значит, маленькая. У Фатимы было два брата и три сестры. Все они жили в Бузулуке. Первый муж Фатимы – Галимджан Салимджаваров. Но прожили они недолго, оба заболели тифом. Она чудом выжила, а Галимджан умер. Фатима и Даут познакомились в Бузулуке. Поженились и стали жить (5)

Это и сказалось на замечательной жизни писателя, на его произведениях и наследии, которое он оставил нам. Мы всегда будем помнить его, и чтить память о нем и его семье.

 

 

 

Глава 4. «Я приду через годы к родным берегам»

Даут Юлтый принадлежал к числу тех поэтов, которые понимали необходимость приобщения к достижениям литературы всех народов. Стремлению к этому он и посвятил свое творчество. Многие его творения успешно прошли проверку временем, продолжают жить и звучать сегодня, занимают значительное место в истории башкирской литературы. Двухтомное издание его произведений, роман «Кровь», десять драматических произведений, среди них популярная пьеса «Карагол» составляют богатое наследие писателя. Певец родного края, он в своих произведениях отражал жизнь и быт жителей тех лет.(3)

 Роман «Кровь» - эпопея отношений людей в трудные годы войны. Этот роман относится к категории его творений, в которых писатель воспроизводил все события в произведениях с «натуры» после литературных обработок своих личных наблюдений  и переживаний, доподлинно описывал все события, происходящие в это время. В этом романе описывались события, происходившие на фронтах Первой мировой войны, роман автобиографичен, об этой войне  поэт знал сам и писал не с чужих слов. Кровь, смерть, страдания людей – все это испытал на себе молоденький паренек Булат из оренбургских степей, его и других персонажей захватывают события глобальной величины. Реализм всех событий в романе не может оставить равнодушным читателя. Особенно заставляют болеть душу образы солдат, когда они голодают, мерзнут и умирают на никому не нужной войне. Их, как баранов, все гонят и гонят в гигантскую мясорубку. На этой войне они не люди, а «серая скотинка», к обычному рукоприкладству еще прибавляются и оскорбления. «Басурманская морда» - вот как обращался один из младших офицеров к своим подчиненным. На этой кровавой войне все же люди остаются людьми. Эстонец, башкир, русский, украинец связаны  узами теснейшей дружбы, для них нет отличительного признака по национальности. Роман глубоко интернационален, простые солдаты вступаются за стариков и детей в прифронтовом городе, когда шли еврейские погромы. Чуть позже – братание с германскими солдатами. Даут Юлтый до конца выстрадал и довел до логического  конца события в своем романе. Люди на фронте от крови пьяны, но все же ждут долгожданных перемен и мира, а потом и скорейшего возвращения домой .Познакомимся с романом поближе.(7)

Даут Юлтый при создании этого романа использовал архетипы башкирского сознания. Архетипы – это общие схемы, которые оказывают непосредственное влияние на подсознание читателя. В силу того, что башкирское сознание складывается в основном из двух пластов(башкирское язычество, мусульманская религия), то правомерно выделить языческий и мусульманский архетипы. Они служат Д. Юлыю для построения собственной авторской картины мира. Автор обращается к глубинным пластам читательского сознания, вызывая в них картины рая или ада.

Внутренняя жизнь героя романа, молодого башкирского интеллигента Булата, дана через художественно – философское осмысление действительности, через нахождение архетипов. Даут Юлтый – писатель, чье эстетическое мировоззрение формируется главным образом на основе башкирского национального сознания.Роман открывается картиной зимы. Первое же слово наталкивает нас на языческий архетип. Зима – это символ смерти. У многих народов зима связана со смертью и старостью. Это слово задает тональность всему произведению. «… То ли все перепуталось в голове, но мне показалось, что заря занимается с запада. – Интересно, почему светает отсюда? – обратился я к Байгуже. – Кто его знает… - вяло отозвался он».

Солнце встает с запада, как известно по мусульманским и христианским источникам, в день Страшного Суда. Следующий абзац: «Мы идем по  гладкому шоссе, по обочинам которого вкопаны тумбы и отлитые из бетона верстовые столбы».Запасной батальон гонят на фронт. На уровне подсознания Булата, тумбы по обочина дороги могут напоминать только каменные надгробия на мусульманских кладбищах. Кому же они поставлены? Они поставлены солдатам запасного батальона. Ведь они – живые мертвецы. Накануне их вымыли в бане (обряд обмывания покойников), выдали форму (обряд одевания покойников) и послали на смерть.  Автор очень часто сравнивает безропотную солдатскую массу со стадом овец. На уровне мусульманского и языческого архетипов овечек приносят в жертву. Солдаты – жертвы, обреченные на заклание. Вот батальон дошел до маленького городка Блуния, где «дома глядят на мир мертвыми квадратами окон». Солдат поместили на ночлег в брошенном доме – там холодно и грязно. Но это лишь намек на могильный холод. Печать смерти медленно и уверенно проявляется на лицах солдат. Наутро «настроение у всех подавленное, нехотя переговариваются охрипшими голосами. Глаза пораспухли, плечи загнулись. Лица поблекли, и юные солдаты смотрелись старцами».

Солдаты идут дальше к фронту. Слышится далекая канонада. «В этот момент где – то вдали послышались глухие, напоминающие удары грома, звуки. Они шли словно откуда – то из глубин земли. Иной раз казалось, что они раздаются очень близко». «будто земля под ногами солдат при каждом глухом звуке отдаленного выстрела обваливается уходит из – под ног. А они сами тоже проваливаются, падают вниз, уходят вглубь. Каждый беспомощен. Потому никто ни к кому не обращается, никто не ждет помощи…какая – то бездна втягивает все и вся в свою бездонную пропасть. Словно весь мир и всех людей засасывает туда, и люди знают заранее, что будут поглощены, обречены на гибель…»

Этот отрывок из второй главы наполнен мистическим ужасом перед силами ада. Это отчетливый мусульманский архетип.

Глава третья далее развивает архетип ада. «Ночь. Весь запад, куда хватает глаз, горит багровым пламенем, напоминая огромное, протянувшееся на сотни километров пожарище. А ракеты, словно искры из пожарища, беспрерывно взымают ввысь и, падая, ослепительно рассыпаются. Устремив в разные стороны снопы лучей, прожекторы длинными языками обшаривают небо. При взгляде со стороны фронт кажется раскинувшимся морем огня». Это и есть геенна огненная.

Булат- главный герой и рассказчик – человек интеллигентный, до войны учился  в медресе, пишет стихи хорошо поет. Даже в минуты смертельной опасности он остается в глубине души художником, готовым спуститься в ад и рассказать об увиденном людям. «Когда скользнет луч прожектора, я всматриваюсь в своих товарищей. Бумажными манекенами выглядят их лица. Мы не разговариваем. Наши глаза прикованы к пылающему морю огня, а ноги, помимо нашей воли, подчиненные общему потоку, несут нас по направлению к тому морю. Ни собственной головы на плечах, ни мыслей своих ни сознания не чувствуем. Выглядим, словно живые куклы. Засасываемые какой – то пучиной, и продвигаемся к ней. Вот – вот будем поглощены ею. Возврата для нас нет. Назад нам не вырваться, лишь как сон, как мелькнувший в отдалении мираж, встает перед глазами прожитая жизнь, пройденные дороги и все то, что осталось позади. Мы лишены признаков жизни. Она давно покинула нас». «Теперь мы движемся вперед лишь увлекаемые силой той бездонной пучины, что тянет, как магнит».

Далее описываются девять кругов ада, через которые проходят солдаты – «живые мертвецы».Продвижение по траншее напоминает о кругах ада. Солдаты приближаются к какому – то мостику. «Медленно вступаем на мостик, перекинутый через небольшую речку. Немцы, словно почуяв это, стреляют по мостику. Свистят пули. Около мостика лежит человек двадцать убитых солдат». Мост тоже характерная деталь мусульманского мировоззрения. Не все могут пройти через мост (сират кyпере). Кто прошел, попадает в блиндаж, который очень напоминает вырытую могилу. Оказывается, что они сделаны из трупов солдат. «окопы, в которых мы очутились, возведены как раз из такого материала. Внизу у основания окопов лежат люди, вернее трупы. Уложены они по разному: иные боком, другие спиной, третьи – лицом. К трупам на позиции привыкли, ни чувства отвращение, ни жалости у солдат они не вызывают. А то, что спят, прислонившись к головам трупов, - это картина самая обычная. Хотя зимой не бывает сражений со штыковыми атаками, от немецких пуль, бомб и снарядов солдаты гибнут ежедневно. Никто их не убирает  не хоронит. Как ненужный навоз, их каждый вечер выбрасываю за бруствер».

И вот в один из боев Булат получает ранение в руку. И на перевязочном пункте он встречает пожилую сестру милосердия».

«Я долго не отрывал глаз, смотрел на нее и чувствовал, что она стала мне близкой, как мать, от нее веяло материнской любовью ко всем. На фронте, когда не видишь не единой ласковой улыбки, под свист пуль и грохот снарядов душа глохнет, черствеет. Теперь же, после разговора с сестрой милосердия, душа моя отошла, оттаяла, словно лед, попавший в огонь. Она совсем размякла. На глаза навернулись тяжелые слезы». Сестра милосердия потеряла на войне двух сыновей и теперь старалась облегчить участь раненых. «Я смотрю на ее кожаную тужурку, блестящую на солнце, и проникаюсь еще более глубокой любовью к ее материнскому сердцу». Это глубокий образ солнца – матери, это языческий архетип.

Войне и смерти Д. Юлтый противопоставляет любовь. В его романе женские образы занимают важное место. Героинь, в которых влюбляется Булат, объединяет нечто общее. Чувство любви, переживаемое главным героем, выражено в произведении через «формулу тепла». Прекрасные девушки сравниваются с солнцем, от них исходит тепло, согревающее душу. Как известно, в башкирском эпосе красавица Хумай – дочь солнца. Здесь отчетливый языческий архетип. Обратимся к главе пятой, или «воскрешение из мертвых». Друзья булата, считая его погибшим, написали об этом в деревню родителям. Однако, он жив, вместе с Новиковым булата отправляют в тыл.

Глава шестая или «райская жизнь».

Побывав во фронтовом аду, герои попадают в женский приют под Варшавой. Ирина и Женя – воспитанницы приюта, назначили свидание Новикову и Булату. Писатель в сцене свидания снова использует «формулу тепла». Мечта о мирной жизни, о доме, о счастье звучит музыкой в их сердцах. Сцена свидания отражает мусульманский архетип о небесных девах. Однако, рай в шалаше был очень кратким. Солдат переводят в другое место.

 Далее в 7 – 19 главах продолжаются приключения Булата и его друзей на войне. В главе двадцатой происходит встреча Булата с Марьям. Здесь мы попадаем на праздник польских мусульман  - Ураза гаит. Марьям Карашайская очень красива и образованна, играет на пианино и хорошо поет. Она – сущий ангел во плоти.

Чтение Корана на празднике изображено автором как лицемерный фарс, дань внешней благопристойности. А исполнение булатом башкирской песни «Буранбай» - действительно сокральное действие, способное соединить сердца людей. Они не знают башкирского языка, но мелодия проникла им в душу. Это и есть настоящее духовное общение, сближение людей. Подлинное искусство способно объединить всех людей мира. Этот эпизод, когда все гости аплодировали Булату и просили спеть еще раз, показателен. Башкирское поэтическое начало побеждает мусульманское. Так живут и взаимодействуют, иногда сталкиваются, пласты сознания героя произведения. Эти процессы отражают и собственное мировоззрение Юлтыя Ишембаевич и мировоззрения башкирской интеллигенции того времени.  (7)

Особое место в творчестве поэта занимает трагедия «Карагол», - историческая драма, где показано, как по – разному каждый встречает и оценивает переломные и трагические моменты того времени. В «Философии Тимеркая» рассказывается о том, как жизненная позиция героя зависит от обстоятельств, поставленных перед ним жизнью. С юмором он подходит к трагической мысли о смысле жизни. Если человек с малолетства  остался сиротой, то чем его жизнь отличается от ада? «Я как осел в непосильной упряжке, а разве нет у меня души и сердца? Погоняют и погоняют, никто не приласкал ни разу». Жизнь Тимеркая сложна и сурова, но в то же время интересна. Был и еще один, но уже отрицательный персонаж– Апкаляй. Он не просто лизоблюд, но и хитрый, изворотливый человек, не лишенный дара вить интриги. Дипломат, поняв, что дело проиграно, он смело сдирает с себя маску и становится самим собой. У него хватает смелости громко признаться в своем преступлении, не боясь неминуемой расплаты, этим поднимая  образ до трагической высоты. Недаром зрители воспринимали Апкаляя, как конкретную реально существующую личность. Со временем герой из драмы стал нарицательным, и народ стал называть апкаляями всех тех, кто подходил своей натурой на героя драмы. (4)

 Просветительские взгляды Даута Юлтыя, взявшего в руки перо в годы реакции, зорко и жадно следившего за  периодической печатью и, конечно же, хорошо знакомого с состоянием национальной литературы того времени, во всей своей сложности и противоречиях отразились в его поэзии.

Так, стихотворение «Положение башкир» начинается с восхваления полукочевого уклада жизни предков. Далее автор ведет речь об исчезновении былого раздолья, о том, что это ведет некогда мощный и свободолюбивый народ к постепенному вымиранию и прямо вопрошает своих сородичей. Стремление раззадорить своих сородичей на примере боевых прежних традиций башкирского народа, обращение с этой целью к боевым страницам истории освободительной борьбы как поэтический прием, скорее всего, шло из исторических трудов, появившихся в то время, из известных литературных произведений и даже – из устно-поэтического творчества башкир. А его риторический вопрос: «Где же ваши данные историей гордость, земли, сотрясаемые мощными ханами? » прямо восходит к иллюзии о том, будто бы в прошлом были такие хорошие ханы, которые боролись за счастье и свободу народа. Но, надо сказать, что Д. Юлтый не ограничивался одной идеализацией патриархально – родового быта башкир, и не уходит в прошлое  безвозвратно, а обращает свой взор в будущее и идет дальше. Поэт ищет причины бедственного положения, причины гнета и невежества, лежащих на них тяжелым ярмом. «То ли эта кара Божья за грехи наши», «То ли впала в немилость ангелов – хранителей?» вопрошает он и тут же, резко отрицая эти догадки – недомолвки, категорически заявляет: «Нет! Ничего подобного не случилось, обманули вас невежды в чалмах», имея в виду священнослужителей и их догматические утверждения о том, что «от судьбы не уйдешь – что сужено, от того не уйдешь», что «мирские блага – это собачья кровь, не гонитесь за ними». Здесь нельзя не заметить, благотворное влияние на Д. Юлтыя разящей сатиры другого башкирского поэта Г. Тукая.(3)

Были и небольшие, но известные поэмы – «Майсара» (1931год), «Айхыли» (1935год). В них показана жизнь рабочих и колхозников, молодых строителей пятилетки. Поэма «Сказка о нефти» (1934год) посвящена поискам Башкирией нефти в городе Ишимбае. Множество стихотворений были посвящены разным событиям и людям. Еще в 1913 году Д. Юлтый пробует перевести А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. Тогда он еще толком не знал русского языка, а с образцами русской и мировой классики был знаком лишь через переводы на татарский. Но ему в этом помогли друзья, которых учились в русских школах. Но эти пробы так и остались только пробами. «Хотя я их очень любил, и очень велико было мое желание ознакомиться с ними, видя свою беспомощностью пришлось это дело бросить», - оговорил об этом с горечью сам поэт.()

Наследие, которое оставил нам автор, и сейчас остается актуальным, из его произведений можно многое узнать об истории и жизни башкирского народа. В воспоминаниях соратников и друзей сохранился образ яркого, талантливого человека.  

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

Даут Юлтый прожил яркую и великую жизнь доказав всем, что простой человек из маленькой деревушки на берегу реки Ток может стать величайшим поэтом, писателем и драматургом. Он смог отстоять свою позицию и доказать, что каждый имеет право на выражение своих мыслей и идей. И мы новое поколение, поколение его потомков должны чтить таких людей как Даут Юлтый и, конечно же, стремиться увековечить его память для будущего поколения нашей страны. Память об этом редком, удивительном человеке, отдавшем свое доброе, щедрое сердце и свою пылкую, кипучую жизнь, горения своей прекрасной души расцвету культуры Башкортостана, должна жить в сердце народа. Вся жизнь его была подобна подвигу. И мы семья Юлтыевых должны хранить память о нашем великом родственнике!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиография

  1.  Р.В.Агишев   Я приду через годы к родным берегам /Красногвардеец/ № 11, 1998
  2. Г. М. Мамбетова  Поэт земли Юлтыевской  /Красногвардеец  № 34, 1995
  3. М.М. Кульшарипов . Д. Юлтый /Ватандаш № 28 2003/
  4. Г. Хусайнов. Даут Юлтый. 1985 Уфа
  5. Н. Юлтыева. Адажио моей памяти. 2006  Казань
  6. Д. Юлты. Энциклопедия Республики Башкортостан , 2001. Уфа
  7. Ф. Ахмадиев. Вечные образы в романе Д.Юлтыя «Кровь»./Ватандаш/№3, 1998
  8. З.Б. Юлтыев. Архивные материалы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                 Приложение 1                                                                                             Приложение 1

Д. Юлтый 1913 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                                                

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение 2

Д. Юлтый с семьей (на уроках сын Тан)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                   Приложение 3.

Д. Юлтый, Ш. Бабич, М. Гафури.

 

                                     

 

 

                                                                                             

 

 

 

 

                                                                                                                      Приложение 4.

                                                                                                                       С женой Фатимой.                                                                            

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      

 

 

 

                                                                                                                    Приложение 5.

                                                                                              Съезд писателей (встреча с В.И. Ленином)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                      Приложение 6.

                                                                                             Последний приезд в деревню Юлтый 1935 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                      Приложение 7.

Экспозиция в музее школы имени Д. Юлтый